Студопедия

Главная страница Случайная лекция

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика






Научный потенциал страны

Читайте также:
  1. А. МЕСТНЫЙ (ЛОКАЛЬНЫЙ) ПОТЕНЦИАЛ
  2. Аксиома о потенциальной опасности.
  3. Б. ПОТЕНЦИАЛ ДЕЙСТВИЯ
  4. Виды совокупного экономического потенциала национальной экономики
  5. Внешнеэкономический потенциал Беларуси
  6. Внешняя политика Советской страны в сентябре 1939 - июне 1941 годов
  7. Геомагнитный потенциал. Формализм Гаусса
  8. Государственная инновационная политика находит отражение в национальной инновационной системе (НИС) страны.
  9. Действительные Потенциальные
  10. Действительные Потенциальные

Важнейшим фактором экономического развития становится научный потенциал.

Научно-технический потенциал – это обобщенная характеристика уровня развития науки, техники в стране; возможностей и ресурсов, которыми располагает общество для решения научно-технических проблем

Научный потенциал страны состоит из ученых, разработчиков и собственной научно-технической базы. Его составляющими являются также степень развития технологической кооперации, состояние приборно-экспериментального парка, доступ к информации, система управления, а также вся инфраструктура поддержки и развития науки, информационного сектора, без которых современная наука и экономика в целом не могут функционировать.

Наука – это важнейшая составляющая национального богатства. Высокий уровень научного потенциала является необходимым условием устойчивого развития общества. Но если страна не прилагает усилия для проведения научных исследований, разработки и освоения новых технологий, то она неизбежно оказывается в ряду наиболее отсталых государств, теряет свою независимость и самобытность.

Еще в начале 90-х гг. прошлого столетия высокий уровень полученных и реализованных на практике достижений по многим направлениям российской науки не вызывал сомнения ни внутри страны, ни в наиболее развитых странах за рубежом. Было создано значительное число научных заделов, результаты от которых ожидались в будущем.

К сожалению, в период трансформационных преобразований в нашей стране сокращение расходов на науку в 2,5 раза превысило снижение ВВП.

Резко сократилось бюджетное финансирование НИОКР. Уменьшилась почти в 3 раза численность научных исследователей. По данным ОЭСР, в России на 1000 занятых в экономике приходится 6,7 научных исследователей. По этому показателю мы значительно уступаем лидерам – Финляндии (15,4), Японии (11,0), США (9,7), Южной Корее (9,5), Франции (8,3). Произошла утрата целых научных школ. В результате упала наша доля среди научных исследователей и научных публикаций в мире.

Доля внутренних расходов на НИОКР в ВВП России снизилась в 1995 г. до 0,74 %. Наметившийся после 1997 г. рост этого показателя до примерно 1,28 % в 2003 г. крайне незначителен по сравнению с 2,9 % в 1990 г.

При этом, доля бюджетного финансирования – 57,4 % всех затрат на НИОКР, доля средств организаций предпринимательского сектора – 20,7 %.

В развитых странах ОЭСР соотношение расходов государственного и частного сектора на НИОКР составляет 1:3 и 1:4. В России сложилось противоположное соотношение – 2,5:1. При этом у нас государство финансирует свыше половины НИОКР (56 %), выполняемых частным сектором. Для стран ОЭСР этот показатель составляет всего 7 %, для Китая – менее 5 %.

В стоимостном выражении в 1995 г. реальные годовые расходы на науку в России сократились почти в 6 раз по сравнению с уровнем 1990 г. В 2003 г., несмотря на некоторое увеличение ассигнований, они были все еще более чем в 3 раза ниже, чем в 1990 г. Согласно федеральному закону РФ «О науке и государственной научно-технической политике» ассигнования федерального бюджета на гражданскую науку должны быть не ниже 4 % от расходов федерального бюджета, однако их реальная величина вдвое меньше (1,92 % в 2003 г.). Таким образом, имеет место значительная недооценка человеческого капитала. Численность специалистов, занятых в науке и научном обслуживании, уменьшилась более чем в 2 раза по отношению к 1990 г.



По сравнению с развитыми странами российская наука – средняя, а инновационная сфера – малая по величине.

По доле затрат на науку в ВВП Россия не дотягивает даже до Чехии (1,35 % к ВВП). В Австрии, Австралии, Бельгии, Норвегии и Нидерландах – странах со средним научным потенциалом – этот показатель составляет 1,5–2 %. В Германии, Южной Корее, США, Швейцарии и Японии – 2,5–3 %.

Очень высокими темпами наращивает расходы на НИОКР Китай (1,7 % ВВП). Ожидается, что в следующем десятилетии КНР догонит США по объему расходов на науку. Быстро растут расходы на НИОКР и в Индии.

В 2009 г. ассигнования федерального бюджета США на НИОКР (с учетом антикризисных стимулов) достигли 165 млрд долл., в том числе 41,3 млрд долл. – фундаментальные исследования; 30,7 млрд долл. – прикладные исследования; 85,3 млрд долл. – ОКР.

У ведущих стран расходы на гражданскую науку составляют 2–3 % ВВП, а на оборонные НИОКР – менее 0,1 % ВВП. Только у США на военные НИОКР расходуется 0,5 % ВВП, а у Франции и Великобритании – 0,2–0,3 %.

В формирующемся многополярном мире складываются 4 главных центра научного прогресса – США (35 % мировых расходов на НИОКР по паритету покупательной способности), Европейский Союз (24 %), Япония и Китай (примерно по 12 %). К сожалению, РФ в группу лидеров не входит – на нашу долю приходится менее 2 % мировых расходов на НИОКР по паритету покупательной способности и 1 % по обменному курсу. Таким образом, Россия отстает от США по расходам на
НИОКР в 17 раз, от Европейского Союза – в 12 раз, от Китая –
в 6,4 раза, от Индии – в 1,5 раза.

По числу исследователей на 10 тыс. человек экономически активного населения Россия примерно соответствует Германии, Франции или Австралии. Таким образом, несмотря даже на двукратное снижение числа занятых в науке за годы рыночных реформ, их численность остается на уровне развитых стран (табл. 6.7).

Таблица 6.7

Характеристика науки в России и странах ОЭСР в 2002 г.

  Внутренние затраты на НИОКР, % к ВВП Внутренние затраты на НИОКР, долл./чел. Ассигнования из средств бюджета, % к ВВП Число исследователей на 10 тыс. чел. экономически активного населения
Россия 1,24 98,1 0,61
Германия 2,5 665,9 0,81
Канада 1,85 560,1 0,54
США 2,82 991,1 0,95
Франция 2,2 576,4 0,99
Япония 3,09 815,8 0,72

 

Россия располагает 12-ю % ученых мира. Это более миллиона человек. Однако плодотворной инновационной деятельностью занимаются лишь 15 % предприятий. Научная продукция, которую они выпускают, не превышает 1,5–2 % общего экспорта страны. Если в США доходы от экспорта наукоемкой продукции достигают 740 млрд долл. в год, то в России – всего одного миллиарда.

Доля России на рынке наукоемкой продукции – всего 0,3 %. (Для сравнения: доля США составляет 36 %, Японии – 30 %).

Экономика России располагает двумя хозяйственными сравнительными преимуществами:

1) фундаментальная наука, несмотря на понесенные потери, по-прежнему уступает лишь США;

2) высокий уровень образования, превосходящий уровень любой страны со сравнимыми показателями экономического развития.

Следовательно, можно делать ставку именно на эти преимущества и инвестировать в создание в России передовой отрасли научных исследований и опытно-конструкторских разработок.

Именно НИОКР может стать своего рода главной системообразующей отраслью экономики, определяющей ее место в мировом хозяйстве. Ее развитие предполагает совершенствование и других секторов экономики, на которые эта сфера должна опираться.

Речь идет о системе образования и культуры, о развитии отраслей поддерживающей инфраструктуры, информатики, коммуникации, приборостроения. Не может быть отдельного механизма научно-инновационного процесса. Инновационный рынок – это структурная часть национального и международного рынков. Есть единый универсальный экономический порядок рыночного хозяйства, обеспечивающий создание и тиражирование инноваций.

Инновационный путь развития сопровождается созданием таких условий для сохранения и увеличения научно-технического потенциала, форсированным наращиванием инвестиций, которые могут привлечь трехкратное увеличение числа инновационно-активных предприятий.

Только 14 % затрат на НИР в России приходится на фундаментальную науку, что явно недостаточно.

Россия не сможет сохранить свой научный потенциал вне связи с национальной экономикой, а экономика не станет конкурентоспособной без опоры на науку.

Возрастная структура научных кадров неуклонно ухудшается:

· 48 % российских ученых – старше 50 лет;

· средний возраст кандидатов наук – 53 года;

· средний возраст докторов наук – 61 год;

· в среднем каждый пятый российский ученый – в пенсионном возрасте.

Растущее финансирование науки, ее привлекательность увеличат приток талантливой молодежи и приведут к восстановлению и омоложению кадрового потенциала. Численность ученых в 2010 г., по оценкам экспертов, составила только 83 % от уровня 1998 г. Средний возраст ученых, имеющих степень, снизился до 48 лет. В 1998 г. он составлял 54 года, а в мире в среднем – 44 года[15].

Наука занимает особое место в производительных силах. Современное состояние общественного развития означает неизбежное выдвижение на первый план науки, дающей системное представление о функционировании хозяйства, его движения. Именно наука является генератором инновационного типа производства.

Наука составляет основу инновационного потенциала общества. Инновационный потенциал – это способность сферы НИОКР обеспечивать нововведениями процесс обновления производственного аппарата.

Россия пока еще располагает довольно высоким научно-техническим потенциалом и запасом нереализованных научно-технических разработок, которые позволяют ей оставаться в ряду ведущих научных держав мира.

Многими политиками без указания конкретного источника многократно озвучивалась мысль о том, что Россия располагает интеллектуальной собственностью более чем на 400 миллиардов американских долларов. Такое мифическое представление только препятствует принятию правильных решений, поскольку при неработающей промышленности интеллектуальная собственность неизбежно обесценивается.

Научно-инновационный потенциал состоит не только из ученых, разработчиков и собственной научно-технической базы. Его составляющими являются также степень развития технологической кооперации, состояние приборно-экспериментального парка, доступ к информации, система управления, а также вся инфраструктура поддержки и развития науки, информационного сектора, без которых современная наука и экономика в целом не могут функционировать.

В настоящее время отсутствует общепринятая терминология в области инновационной деятельности. Понятия «инновационное» и «научно техническое» являются не совсем равнозначными, и отождествлять их не следует. Первое включает в себя «научно-техническое», но не сводится к нему.

Инновации – понятие более широкое. Его ввел в 30-е гг. австрийский ученый Й. Шумпетер, четко отделив изобретение (открытие нового технического знания) от инновации (практическое применение нового знания в производстве). Инновации трактуются им как изменение с целью внедрения и использования новых видов потребительских товаров, новых производственных и транспортных средств, рынков и форм организации в промышленности.

Инновации, осуществляемые наиболее прогрессивными предпринимателями, приводят к тому, что их индивидуальные издержки производства оказываются ниже тех, которые доминируют. Благодаря этому они получают прибыль выше нормальной.

Инновации различают:

· материально-технические (техника, технология, материалы);

· организационно-управленческие;

· информационные;

· социальные и экономические;

· правовые;

· педагогические.

Понятие «инновация» может иметь различные значения, в зависимости от конкретных целей исследования. Часто оно употребляется для обозначения новых идей, методов или устройств, а также процессов создания новых продуктов и технологий, включая управленческие, и их вывода на рынок. Наиболее широко используется для обозначения изменений в области технологий, отдельных процессов, управления, финансов, а также способов достижения этих изменений. До недавнего времени международные нормы сбора данных, предложенные в Руководстве Осло (OECD/ Eurostat, 1997), были разработаны только для технологических инноваций, которые охватывают новые продукты и процессы.

В этом смысле понятие «инновация» близко понятию «технология» (techne – секреты ремесла, logos – организованное, систематизированное, целенаправленное знание), но не тождественно ему.

Инновации – это не научная деятельность, связанная с познанием законов природы, а инженерная, в результате которой создаются новые искусственные объекты. Создатель технологической инновации – инженер. Именно инновационный рынок является механизмом постановки инженерных задач. Только современные технологии обеспечивают долгосрочное и интенсивное развитие.

Технологией обычно называется организация производства новой продукции и доведение ее до потребителей. Это – научно-технические, производственные, управленческие и коммерческие знания и опыт. В это понятие включаются три группы технологий: продукты, процессы и управление. Новые технологии являются инновациями только для производства. ОЭСР определяет технологию более узко – как первое применение научных результатов новым образом, в коммерческих целях.

Инновация (нововведение) является скорее экономическим или социальным понятием, нежели техническим. Это явление, лежащее в сфере спроса, а не предложения, изменяет ценность и полезность всех экономических ресурсов. Инновации предполагают востребованность рынком и ориентацию на рынок.

Инновационный процесс – это единственный в своем роде процесс, объединяющий науку, технику, предпринимательство, управление и культуру. Он начинается с зарождения идеи и простирается до ее коммерческой реализации и распространения в другие сферы (диффузии).

Инновационный процесс означает переключение с материального сырья на «сырье» интеллектуальное. Несущим каркасом инновационного развития является научно-технический прогресс.

Научно-технический прогресс – взаимосвязанное поступательное развитие науки и техники, проявляющееся, с одной стороны, в постоянном воздействии науки на уровень техники и технологии, с другой – в применении новейших приборов и оборудования в научных исследованиях.

НТП является неотъемлемой частью социального прогресса, поскольку оказывает воздействие практически на все стороны жизни общества.

Но в первую очередь НТП стимулирует качественные преобразования материального производства и непроизводственной сферы, ведет к постоянному росту производительности труда. Динамизм материального производства и большой объем уже накопленных научно-технических знаний вызывают ускорение темпов НТП.

Подготовительная фаза НТП относится к позднему Возрождению и особенно к XVI–XVIII вв., когда нужды растущего мануфактурного производства, мореплавания, торговли положили начало союзу научной и технической деятельности. Порох, компас и книгопечатание были тремя великими открытиями, укрепившими этот союз.

Со временем взаимодействие науки и техники становится все более глубоким и прочным, растет «восприимчивость» техники к открытиям и изобретениям, а технические задачи превращаются в постоянный и более сильный стимул роста научного знания.

НТП – это способ жизни и деятельности инновационного типа развития общества. В основе последнего лежит непрерывный процесс поиска, подготовки и реализации нововведений, позволяющих повысить эффективность функционирования общественного производства.

«Научно-технический прогресс» и «научно-техническая революция» – понятия неидентичные. Инициаторами научно-технической революции стали ученые. НТР – это революция прежде всего в науке. Первым ввел термин «научно-техническая революция» Джон Бернал в своей книге «Наука в истории общества». До этого в экономико-социологическом анализе рассматривалась, главным образом, промышленная революция.

В продолжение теории промышленной революции западные социал-демократы в первой половине ХХ в. выдвинули теории второй и третьей промышленной революции. Коммунистическая партия Советского Союза этим теориям в 60-е гг. противопоставила свои тезисы – «превращение науки в непосредственную производительную силу» и «соединение НТР с социальной революцией».

Содержание современной НТР связано с единой системой машин в глобальной экономике, роль двигателя которой составляет единая энергетическая система, и созданием единой информационной системы, включая созданный Пентагоном Internet как самый главный инструмент современной экономики. Информационные технологии, включающие материальную базу и математическое обеспечение, создают основу для экономики, базирующейся на знаниях, грамотном управлении, хранении, передаче и распространении информации.

Knowledge best economy – ключевой момент в развитии мировой экономики. Если до недавних пор экономику развитых стран двигало вперед автомобилестроение и жилищное строительство, то в настоящее время локомотивом развития стали информационные технологии, которые обеспечивают по приблизительным оценкам треть всего экономического роста.

В настоящее время объем продаж информационного сектора экономики в мире обогнал объем продаж авиационной и автомобильной промышленности. Объемы информационной деятельности можно оценить примерно в 12 трлн долл., или 40 % мирового ВВП. Прогнозируется, что к 2010 г. в информационной индустрии может быть занято до 50 % населения некоторых развитых стран.

НТП является единственным источником роста уровня жизни. Темп роста уровня жизни примерно равен темпу НТП. Темп НТП должен быть выше темпа роста фондовооруженности. В эпоху НТП хорошо питается не тот народ, который имеет самую большую пашню, а тот, который обладает наивысшим научно-техническим потенциалом и может его реализовать.

Передовые страны смогли осуществить прорыв в экономике прежде всего за счет революционных разработок в области авангардных технологий: информатики, микроэлектроники, ЭВМ, автоматики. Технология – ключевая составляющая НТП. Только создание новой техники под новые технологии способно обеспечить научно-техническое лидерство.

Федеральным законом № 127-ФЗ от 23 августа 1996 г. «О науке и государственной научно-технической политике» был сделан акцент на научно-техническом развитии экономики. Государственная научно-техническая политика указана в данном законе как составная часть социально-экономической политики, которая выражает отношение государства к научной и научно-технической деятельности, определяет цели, направления, формы деятельности государственной власти в области науки, техники и реализации результатов интеллектуальной деятельности.

Концепция научно-технической деятельности была разработана ЮНЕСКО. Согласно «Рекомендациям по международной стандартизации статистики науки и техники» научно-техническая деятельность включает:

· систематическую деятельность, тесно связанную с созданием, дальнейшим развитием, распространением и применением научно-технических знаний во всех областях:

· исследовательскую работу;

· научно-техническое образование и подготовку кадров;

· научно-технические услуги.

Как видим, при данном подходе нет еще акцента на коммерциализацию научно-технического продукта, его диффузию в различные сферы экономической жизни.

Постановление Правительства РФ от 24 июля 1998 г. № 832 формулирует новую концепцию инновационной политики, которая предполагает механизм поддержки приоритетных инновационных программ и проектов.

1 декабря 1999 г. принят федеральный закон «Об инновационной деятельности и о государственной инновационной политике».

Инновационная деятельность представляет особого рода предпринимательство, направленное на использование новых знаний, получение технологически новых или улучшенных продуктов (процессов) в целях получения прибыли. Инновационная деятельность непосредственно следует за созданием и выявлением новшеств и состоит в реализации их и организации эффективного удовлетворения общественных потребностей в новых товарах и услугах.

Инновационная деятельность не относится к научно-исследовательской деятельности, первичной целью которой являются исследования и разработки, – это один из видов инженерно-практической деятельности.

Инновационная деятельность предполагает целый комплекс научных, технологических, организационных, финансовых и коммерческих мероприятий, которые в своей совокупности приводят к инновациям. Поэтому в инновационном процессе невозможно выделить самое главное звено. Удача при создании научного результата должна быть дополнена технологичностью и рентабельностью при производстве и внедрении научной продукции. В конечном счете должен быть произведен продукт, имеющий коммерческий успех. Только тогда инновационный процесс можно полагать полностью завершенным.

В чем заключается специфика инновационной политики? Относится ли она к промышленной или монетарной политике?

К промышленной политике Россия вернулась в ходе реформ 1995–1996 гг. Тогда и был провозглашен переход от монетарной политики к промышленной, или индустриальной, политике.

Промышленная политика формирует систему позитивных предложений по подъему реального сектора экономики. Именно реальный сектор экономики играет определяющую роль. Погибнет производство – никакие финансово-кредитные рычаги не помогут. Еще С.Ю. Витте писал, что создание собственной промышленности – это и есть та коренная (не только экономическая, но и политическая) задача.

Промышленной политике противостоит радикально-либеральная, или монетаристская идеология, которая приоритетным направлением развития считает финансовую стабилизацию.

Монетаристская концепция получила развитие в России с января 1992 г., когда правительство объявило курс на радикальные экономические реформы. Ее основателем считается профессор чикагской школы экономики М. Фридмен, определяющий монетаризм как теорию спроса и предложения денег. Монетаристская направленность российских реформ не была рассчитана на долговременную стабилизацию экономической динамики, носила скоропалительный характер и ликвидировала большой сектор экономики, превратив страну в поставщика непереработанного сырья. Об издержках выбранного курса экономической реформы и методов ее осуществления свидетельствует динамика основного экономического показателя – валового внутреннего продукта России.

Практика показала на необходимость отказа от преимущественно монетаристского подхода и фетишизации автоматизма действия рыночных законов. В российской экономике очень мало отраслей, имеющих конкурентную среду для действия законов в духе концепции laissez – faire.

Современная экономика переходит от принципа классического рынка свободной конкуренции к принципу управляемого рынка (Г. Саймон), поэтому с помощью либеральных рыночных подходов
невозможно объяснить основные закономерности ее развития.

Однако в настоящее время инновационная политика реализуется по-прежнему монетаристскими методами. Международный валютный фонд настаивает на продолжении в России монетаристской политики, поскольку считает, что именно такая политика является истинно рыночной.

Тем не менее инновационная политика относится к промышленной или структурной, но никак не денежно-кредитной. В России возможна либерально-инновационная модель экономики, которая не противопоставляет себя промышленной политике.

Инновационная политика – это своего рода конституция научно-технического развития. Ее целью является формирование современного технологического уклада как базы экономического роста, а в условиях рынка – коммерциализация результатов НИОКР.

Обеспечить подъем в экономике России способны только подлинные прорывы в технологии и скорейшее внедрение изобретений.

Технологическая структура российской экономики выглядит следующим образом:

· базовые технологии;

· закрывающие, или возвратные, технологии;

· высокие технологии;

· критические технологии.

Базовые технологии – это технологии индустриального общества, связанные с масштабной переработкой сырья и расходованием значительных объемов энергоносителей. Согласно концепции Г. Менша, одного из первых продолжателей дела Й. Шумпетера, «базисные» технологии потенциально могут создавать новые рабочие места, требующие совершенно иной квалификации труда. Они ведут к образованию новых продуктов и новых рынков. «Улучшающие» технологии с необходимостью следуют за базисными, так как раскрывают все их возможности. Они являются менее наукоемкими, но инвестиции в них окупаются быстрее.

Высокие технологии отражают наиболее передовой (авангардный) на данный момент уровень развития науки и техники. Это – технологии, предлагающие альтернативное развитие, меняющее всю структуру производства, а не просто создающие новые рабочие места. Сегодня они целиком опираются на новейшие достижения науки в области информатики, оптоэлектроники, био- и генной инженерии, композиционных материалов, комплексной переработки сырья, консервации энергии и передачи ее на сверхдальние расстояния.

Самые важные с точки зрения государственных нужд и интересов общества технологии во второй половине ХХ в. стали называться критическими («прорывными»). Впервые понятие «критические технологии» появилось в Америке. Был определен перечень технологических направлений и разработок, которые в первую очередь поддерживались правительством США в интересах экономического и военного первенства. Несколько лет назад правительство России также утвердило список критических технологий. Он фиксирует наиболее важные и продвинутые направления, где ведется научный поиск, а фундаментальные знания превращаются в реальные технологические процессы и наукоемкие продукты. Этот список включал свыше 70 основных рубрик, за каждой из которых скрывалось несколько реальных технологий. Их общее число превышало 250. Однако ни по средствам, ни по кадрам, ни по оборудованию, ни по возможностям распространения их реализация не была реалистичной. В 1998 г. Министерство науки и технологической политики подготовило новый список на 52 рубрики, но и он не учитывает реальные возможности научно-технологического потенциала.

Закрывающие технологии – это чисто российское явление. Долгая изоляция СССР от зарубежных стран привела к тому, что наши вновь созданные технологии были изобретением «велосипедов», которые иногда оказывались более эффективными. Их внедрение сегодня грозит закрытием целых отраслей, использующих традиционные ноу-хау. Закрывающая технология противоречит инновации в традиционном смысле. С одной стороны, инновация есть нововведение, но с другой – это то, что улучшает текущий производственный процесс. А закрывающие технологии отменяют предыдущие производственные процессы и обесценивают ранее сделанные инвестиции.

Примерами таких технологий могут служить:

· разработка «нефтяного куба» (залив в него 60 % мазута и 40 % гудрона, на выходе можно получить 40 % дизтоплива и бензина);

· получение алюминия с помощью плазменных технологий (на порядок дешевле традиционного электролитического);

· внедрение мельниц нового типа, способных измельчать вещество до нано размеров.

Запуск этих технологий в массовое производство может серьезно изменить ситуацию в мировой нефтеперерабатывающей отрасли, строительной и мукомольной промышленности.

Это свидетельствует о том, что российская технологическая культура характеризуется особой формой инноваций. Вопреки распространенному мнению, в российской системе существует тенденция к инновациям, но она настолько сильно отличается от западной культуры, что ее часто не замечают.

В инновационном процессе необходимо отдавать предпочтение не технике, а технологии, не приспосабливать новую технику к старым технологиям, а разрабатывать авангардные технологии и под них конструировать новую технику. Высокие технологии – локомотив реформ. Россия должна создавать национальный фонд технологий, изживать комплекс технологической неполноценности. Технологическая политика России должна заключаться в следующем:

· в селективном избирательном развитии «прорывных» технологий;

· в широком тиражировании базовых технологий;

· в свертывании технологической многоукладности и ликвидации устаревших технологий.

Россия может стать обществом высоких технологий. В экономической политике ключевыми словами, наряду с такими, как«рынок», «инфляция», «либерализация», становятся «знания», «высокие технологии», «инновации». Научные знания – ключ к будущему. Ответственное правительство развивает науку и технику, инвестирует в «человеческий капитал».

Инновационная политика современной России могла быть реализована с ориентацией:

· на фронтальное развитие (как в США, бывшем СССР);

· на селективное развитие (современная Россия);

· ассимиляцию зарубежного опыта (раньше – Япония, теперь – Россия).

Фронтальное развитие означает глубокую поддержку широкого спектра наук, всех научных школ и направлений, поскольку только
в этом случае можно не отстать от мировой науки. Это требует больших ресурсов и осуществления крупных инвестиций. Раньше только две страны – СССР и США – могли себе позволить такую роскошь, как иметь науку по всему ее спектру. Здесь сыграло свою роль соревнование двух систем. Сегодня такую политику могут проводить только США.

Двухполюсный мир превратился в мир, технологическим «гуру» которого являются Соединенные Штаты. На конец ХХ в. в области науки насчитывается всего 380 нобелевских лауреатов. Из них американских – 143, а российских – только 12. Современная наука – дело дорогое, она не может делаться «на коленке», а требует больших финансовых вложений по всему фронту научных исследований.

Согласно указу президента Эйзенхауэра (1945) федеральные агентства и ведомства должны были поддерживать фундаментальную науку. В дальнейшем в сферу интересов и ответственности американского правительства были включены все виды деятельности, способствующие продвижению новых технологий на местные и мировые рынки. Это привело к расширению практики участия частного бизнеса в совместном финансировании исследований и разработок.

В отличие от других промышленных отраслей экономики ежегодный прирост государственных затрат в НИОКР составляет в США приблизительно 10 % за последние пять-семь лет. С 1987 по 1997 г. был удвоен объем финансирования Национального научного фонда, который осуществляет 70 % капиталовложений в фундаментальные исследования. Помимо прямого субсидирования научно-исследовательских работ, государство осуществляет опосредованные вложения значительных средств в наукоемкие производства – через предоставление налоговых льгот, через введение эмбарго на соответствующую продукцию иностранного производства и другие протекционистские меры.

Но подавляющее большинство затрат на НИОКР несут сами промышленные компании. Если, например, на развитие науки в США в 1998 г. было затрачено 220,6 млрд долл., то две трети из них – 167 млрд долл. – за счет частного сектора.

СССР также придерживался этого направления, но, в отличие от Америки, за счет ущемления жизненных потребностей своих граждан.

Позицию фронтального развития защищает Российская академия наук. Исторически сложилось, что «большая наука» («big science»), национальные лаборатории с крупными установками фундаментального характера, где ведутся исследования, направленные на получение принципиально нового знания, присутствуют в очень немногих странах.

Даже в благополучной Европе фундаментальная наука зачастую представлена отдельными профессорами в университетских городках. А в нашей стране такая наука есть. Россия обладает одной из мощнейших научных и технических баз, сформировавшимися научными школами, глубокими традициями. Российская академия наук в основном сохранила свою структуру и возможности. Система высшего образования остается одной из лучших в мире. Средняя школа ориентирована на углубленное изучение математики и естественно-научных дисциплин. Население страны в целом обладает научно-технической грамотностью, имеет традиции в области инженерного творчества.

В настоящее время Россия уже не может себе позволить фронтальную научно-техническую политику. Фронтальное развитие неизбежно вступает в противоречие с ограниченными ресурсами, которое разрешается селективным способом формирования инновационной политики. Селективная политика – это политика «технологического авангардизма», имеющая целью при ограниченности ресурсов сохранить статус великой державы в технологическом смысле.

Официальной политикой российского правительства является селективная политика. Ее защищает и обосновывает Г. Греф, считая, что для современной экономической ситуации это основной способ. Данная политика предполагает ограничение круга решаемых технически задач, сбрасывание «избыточного накопления» в сфере НИОКР. В российской науке сегодня наблюдается кризис перепроизводства, она напоминает большой и пыльный склад. Процесс реализации научных результатов с этого склада происходит очень медленно. Имеет место также сокращение реального финансирования.

Большая наука России сегодня не по карману. Ограниченность финансовых ресурсов не позволяет вести своими силами исследования по всему фронту. Средства должны быть сконцентрированы на решении приоритетных проблем, на разработках, в которых страна находится на мировом уровне. Поэтому селективная политика предполагает оценку наличия прорывных технологий будущего и их приоритетное развитие. Такая оценка показывает, что мировое разделение труда не только не исчезло, но еще более сосредоточилось в пяти-шести странах.

По разным оценкам число прорывных технологий во всем мире колеблется от 54 до 60. В России специалисты насчитывают 7–8 технологий, способных вывести страну на мировой рынок. Это разработки в области атомной энергетики, композитных материалов, в авиационно-космическом комплексе, биотехнологии и др. Именно на этих технологиях необходимо концентрировать усилия. Однако экономическая модель такой поддержки до сих пор не разработана.

Структуру современных научных исследований определяет не абстрактная любознательность ученых, а социально-экономическая выгода. В силу этого наука и высокие технологии становятся самым рентабельным видом общественного производства. США, например, тратят огромные суммы на медико-биологические исследования не из альтруистических соображений, а потому что это чрезвычайно эффективно.

Рынок лекарств и медицинских услуг создается всем семимиллиардным населением Земли. Таким же безграничным и имеющим тенденцию к устойчивому росту является рынок препаратов и услуг, связанных с производством сельскохозяйственной продукции и продовольствия. Значительная часть средств частного сектора на развитие науки в США уходит на медико-биологические и биотехнологические исследования.

При этом важно учесть, что если в середине ХХ в. академические исследования в основном финансировались за счет бюджета, то к концу столетия финансовые ресурсы корпоративного сектора стали превалирующим фактором развития американской, западноевропейской, японской науки, и прежде всего наук о жизни, о человеке. Эта тенденция становится все более характерной и для российской науки.

С критикой селективной политики и селективной поддержки науки активно выступает ректор МГУ В. Садовничий. Наиболее серьезные аргументы против проведения данной политики следующие:

1) в этом случае погибнут научные школы;

2) есть угроза потери технологической безопасности.

Россия всегда славилась своими научными школами. Нигде в мире не было такой организации науки. В рынок способны «врасти» только те академические институты, в которых есть сильные научные школы. Такие институты не только получают фундаментальные результаты, но и одновременно решают проблемы развития. Парадоксальный факт: чем меньше институт, тем он больше прикладной по характеру исследований, тем меньше у него хозяйственных договоров, контрактов за рубежом, меньше доля заработанных средств и количество молодежи. И это свидетельствует о том, что в данном институте отсутствует научная школа.

Другим негативным следствием селективного подхода является угроза потери технологической безопасности.

Технологическая безопасность – предельно допустимый уровень развития отечественного научно-инновационного и производственного потенциала. В настоящее время идет процесс разрушения научно-технологического потенциала России, формируется односторонняя технологическая зависимость от Запада. Состояние российского научно-инновационного потенциала сегодня уже представляет угрозу национальной безопасности, составной частью которой является технологическая безопасность.

Показателями технологической безопасности можно считать следующие пороговые значения:

· долю в промышленном производстве обрабатывающей промышленности – 70 %;

· долю в промышленном производстве машиностроения – 20 %;

· расходы на научные исследования в процентах к ВВП – 2 %;

· расходы на образование в процентах к ВВП – 3 %;

· долю новых видов продукции в объеме выпускаемой продукции – 6 %[16].

Технологическую безопасность в России надо обеспечивать сегодня в условиях сложившихся бюджетных ограничений и господства частного корпоративного сектора.

В России наука все более становится «убывающей». Убывает финансирование науки, техническое и информационное оснащение, занятость. Финансирование деятельности российских ученых в 20–25 раз меньше, чем ученых любой развитой страны. Количество изобретений сократилось в 10 раз.

Экспертами международных организаций (МВФ, ВБ, ВТО) Россия в 1999 г. была отнесена к странам с малым научным потенциалом.

Затраты на одно исследование в 25 раз меньше, чем в развитых странах. Из этого следует, что современная Россия является технологическим аутсайдером, контролирующим считанные проценты мирового инновационного рынка.

Государственное финансирование науки и научного обслуживания в бюджете составляет мизерную долю (0,7–0,8 % ВВП), в то время как в США – 3–4 %, в Японии – до 5, а в развитых странах ЕС – не меньше 3 %. При этом в России возвращается в бюджет за счет изымаемых из сферы науки налогов около 0,3 % ВВП. Таким образом, фактически доля финансирования науки не превышает 0,5–0,4 % ВВП.

Если доля расходов на НИОКР не превышает 1,0 % ВВП, наступают необратимые разрушения инновационного потенциала.

В настоящее время численность населения России ежегодно сокращается на 750 тыс. человек. Постоянно уменьшается численность высококвалифицированных трудовых ресурсов, занятых в инновационной сфере и науке. За десять лет она сократилась более чем вдвое при постоянном росте «утечки мозгов» из сферы науки, где число докторов и кандидатов наук уменьшилось более чем в три раза при постоянном старении научного персонала. Средний возраст докторов наук в РАН превышает 60 лет. То, что научно-инновационный потенциал находится в «предынфарктном» состоянии, больно бьет по конкурентоспособности российской продукции. Если у страны нет работающей экономики, у нее нет настоящего, но если нет конкурентоспособной науки – не будет и будущего.

Следует добавить еще один аргумент против данной модели инновационного развития. Селективная инновационная политика со временем вырождается в политику «скрипучего колеса»: деньги предоставляются тому, кто громче кричит или у кого есть влиятельное лобби.

Селективная политика, проводимая в России, по существу является монетаристской, хотя должна быть промышленной. По своей сути она состоит в том, чтобы организовать «отступление с наименьшими потерями». Поскольку «фронт» исследований, развернутый в предыдущие годы, сейчас не по силам, идет борьба за деньги.

Третье возможное направление инновационной политики – ассимиляция зарубежного опыта. В чистом виде она используется, как правило, странами со слабым технологическим потенциалом. Промышленно развитые страны используют ее в сочетании с другими способами инновационного развития.

Технологическое развитие не обязательно связано с традиционным развитием собственной научно-технической базы. Данный альтернативный путь ускоренного технологического развития предполагает создание технологических альянсов, партнерств, совместных предприятий с более продвинутыми в этом отношении партнерами и не возможен при наличии технологической изоляции и протекционизма. В изоляции успешно могут существовать лишь традиционные производства, но не наукоемкие.

Японским фирмам, например, такая стратегия развития позволила не оторваться от «магистрального направления», не защищаться, а конкурировать и догонять фирмы-лидеры. Американские эксперты считают, что неспособность на равных участвовать в международном разделении труда в сфере высоких технологий создает наиболее сильные барьеры на пути развития инноваций.

В условиях глобализации экономики научные и технические идеи, разработанные в одной стране, могут быть реализованы не только на ее внутреннем рынке. Этот рынок может быть не готов к коммерческой реализации нововведений. В то же время в других странах данные идеи могут получить развитие. Этим объясняется высокая активность японских специалистов на рынках лицензий и патентов разных стран.

Сегодня необязательно двигаться линейно по этапам инновационного цикла. С помощью кооперации можно перескочить на другие рынки и попасть на другие этапы цикла, значительно ускорив внедрение. Инновация может начинаться на любом этапе цикла создания нового продукта, а также иметь целью не собственно внедрение нового продукта, а лишь его модификацию для лучшего соответствия требованиям рынка либо изменения в производственном процессе для достижения более высокого качества или роста производительности.

Выбор национальной специализации должен отвечать требованиям экономической мобильности, соответствовать внутренним возможностям и целям освоения новых рынков. Россия может превратиться в «поставщика инноваций», если займет технологическую нишу, не связанную с производством конечной продукции, а будет выполнять научно-исследовательские и конструкторские работы, не уходя дальше опытного производства, где еще требуется высококвалифицированная рабочая сила.

Пионерное освоение и производство – наиболее затратные части инновационного процесса. Здесь мы неконкурентоспособны. Указанная тенденция хорошо укладывается в рамки формирования нового промышленного уклада и предполагает комбинацию двух способов развития: фронтального и селективного. Способ ассимиляции достижений зарубежных стран может быть реализован посредством разумного использования лицензий, франчайзинга, совместного научно-технического сотрудничества.

Важным направлением инновационной политики выступает государственная поддержка субъектов научной, научно-технической и производственной деятельности, активизация частно-государственного партнерства в сфере совместной реализации инновационных проектов научными организациями и промышленными предприятиями.

Используя законы, методы и механизмы инновационной экономики, Россия может справиться с нынешними экономическими проблемами и стать мировым лидером в экономическом развитии.


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Трудовой потенциал национальной экономики | Продовольственный комплекс национальной экономики

Дата добавления: 2014-02-26; просмотров: 1298; Нарушение авторских прав


lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.017 сек.