Студопедия

Главная страница Случайная лекция

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика






Стереотипы восприятия избирателями политических партий

Читайте также:
  1. Адыгская трапеза. Отражение восприятия благонравия и безнравственности в тостах.
  2. Анализ процесса принятия внешнеполитических решений
  3. Билет 7. Характеристика восприятия и представления как психических процессов.
  4. Виды политических систем и их особенности.
  5. Вопрос № 2: «Понятие ощущения и восприятия»
  6. Восприятие. Виды и свойства восприятия
  7. Документы политических партий (носят массовый характер по причине их типового характера и высокой распространенности)
  8. З. Функции политических лидеров
  9. Законы и эффекты восприятия
  10. Институционализация политических интересов

Электоральные субкультуры и их отношение к политическому режиму и институтам власти на региональном уровне.

 

Как показывают полученные данные, внутри саратовского электората по-прежнему существуют, по крайней мере, две ярко выраженные субкультуры, характеризующиеся как традиционная и западническая, в каждой из этих субкультур наблюдаются свои механизмы ретрансляции ценностей, социальных норм и политических установок, свои опережающие группы, выступающие в качестве генераторов установок, в то же время не менее половины электората существует в рамках пограничных культурно-политических ценностей.

И отношение общества к сложившемуся в России режиму, представляющим его институтам на местах и отдельным политическим лидерам все еще в значительной степени определяется принадлежностью к этим субкультурам.

Выборы в федеральное и областные законодательные собрания, успешно легитимизировавшие власть на региональном уровне, не решили основной вопрос, который обострился в условиях финансового кризиса: то, что разрыв между обществом и властью на разных уровнях приобретает все большие размеры. Значительная часть населения уверена в том, что нынешняя власть исходит в своих действиях исключительно из собственных, зачастую корыстных интересов, а не из интересов общества (более 70%). В обществе нет четкого понимания сути общероссийских ценностей − такихполитических знаний и представлений, которые рассматриваются электоратом в качестве нерасторжимых с его существованием, придают значимость, смысл его поступкам, ориентируют его действия в быстротекущем мире политики.

По данным социологических опросов становится ясно, что политика федерального и регионального правительства зависит от широкого круга взаимодействующих ценностных доминант.

Их специфика заключается в том, что, оказывая мощное воздействие на политическую жизнь, собственно, подчиняя ее себе, они, как правило, имеют внеполитическое происхождение, продуцируются в более фундаментальных сферах бытия: морали, религии, экономике. Политика служит средством реализации этих ценностей, и под их воздействием:

находится структура политических ценностей, соотношение и содержание которых может существенно изменяться;

осуществляется отбор политических приоритетов;

определяется характер политической аргументации;

формируется инструментарий политических действий;

складываются программы политической деятельности, представления о границах и возможностях ее влияния на общественную жизнь.

Проводимые исследования вне зависимости от политических ориентаций опрошенных более или менее однозначно фиксирует в целом позитивное отношение россиян к демократическим ценностям и институтам как таковым (государственность, свободы, доверие − 64%), зачастую те же самые люди, которые заявляют о своей приверженности к демократии на уровне ценностных установок, оценивая нынешнее состояние российского общества и перспективы его развития, не видят иной возможности выхода из сложившегося кризиса в отношениях между обществом и властью, кроме как путем жесткого наведения порядка (порядок, ответственность, социальная защита − 22%).

Но если раньше даже в сознании тех, кто демонстрировал свою приверженность к сильной руке и авторитарным формам правления, эта сильная рука рассматривалась как некая абстракция, то сейчас ситуация, похоже, начинает меняться. Появление в первом ряду новых политических лидеров знаменует собой, судя по всему, смычку общественных настроений с конкретным носителем этих настроений. Более 80% респондентов связывают наведение порядка в регионе и стране с президентской властью.



Общественный запрос на сильную власть порожден в выборный период целым рядом факторов, среди которых важнейшими являются:

частичная утрата имиджа оппозиционности ранее лидировавшими в оппозиционном сегменте политическими силами;

подрыв доверия и уважения со стороны избирателей к самим дорогостоящим и неэффективным избирательным кампаниями, в результате которых внутри правящей олигархии наблюдаются лишь малозначительные подвижки;

ухудшение социально-экономического фона, в первую очередь, среди тех групп, которые ранее систематически оказывали поддержку реформам.

Особый интерес в этой связи представляет так называемое региональное сознание, в течение длительного периода при постоянно сокращающимся кредите доверия в отношении муниципальных властей (причем всех ветвей) бывшего основой консолидационных процессов и выработки базовой системы ценностей. Это касается, впрочем, не только сознания, но и социально-политической и социально-экономической организации общества. Отношения между обществом и региональными элитами в принципе отличаются от взаимодействия с общефедеральными структурами. В этой связи можно прогнозировать распространение ныне наблюдаемых элементов регионализации массового сознания на социально-культурную и этнокультурную сферу. Прошедшие выборы среди прочего продемонстрировали и то, что именно на региональном уровне наблюдается появление политических лидеров, пользующихся поддержкой практически всех основных слоев населения и всех групп политической элиты. Таким образом, можно констатировать, что в отношении фундаментальных процессов, протекающих в обществе и проявляющихся в виде феномена массового сознания, к концу выборного периода (2007−2008 гг.) произошли существенные изменения, которые способны поставить под сомнение те прогнозы развития социально-политической ситуации, которые делались до начала проявления этих тенденций.

По данным исследования региональное общество остается в целом достаточно деидеологизированным, слабо идентифицированным политически.

Стало уже почти общепринятым рассматривать общество и, в частности, его электоральные группы в контексте четырех политических групп: центристы-коммунисты-либералы-националисты. Однако качественные характеристики этих электоральных групп в полном объеме не изучены и анализа мотиваций идеологического и политического выбора пока в полном объеме не существует. Действительно, не вызывают сомнения утверждения, что интерес к политике весьма низок; политические деятели - и те, которые находятся у власти, и те, которые представляют оппозицию - не вызывают доверия граждан; то же касается и политических партий; ни одно из явно выраженных идеологических течений – центристское, демократическое, коммунистическое, националистическое - не способно привлечь большинства; мобилизационная готовность населения идти на митинги, демонстрации, активно участвовать на чьей либо стороне, еще ниже (практически активный электорат не превышает 1-2%). Можно сказать, что общество достаточно спокойно в период политической стабильности - и лишь события типа президентских (в меньшей степени - парламентских) выборов, военные конфликты (грузино−абхазская война), последствия мирового финансового кризиса актуализируют ценностный раскол.

При этом около 50% респондентов не отождествляет себя ни с одной из идеологических доктрин, а остальная часть делится примерно поровну между сторонниками трех ведущих идеологий. Разумеется, в основном речь идет о парадных ценностях, которые значительно отличаются от бытовых. Следует также иметь в виду, что значительная часть населения (до 30-40%) в большинстве случаев в принципе готова отождествлять себя с идеологическими конструкциями, исходящими от правящего режима.

Можно спорить с основаниями приведенной достаточно противоречивой классификации, однако, эти данные подтверждают, что крайние идеологии, апеллирующие к национальной и социальной мобилизации достаточно мало популярны. Таким образом, можно говорить об определенной деидеологизации как общества, так и правящих элит, формальная приверженность их каким-либо идеологическим доктринам, носит скорее функциональный смысл борьбы за повышение своего внутриэлитного статуса.

Любая власть, не проводящая активной политики и держащаяся на балансе интересов отдельных группировок, обречена на потерю своих активных сторонников, это мы наблюдаем и ныне. Однако это не означает ее слабости автоматически, все зависит от активности и консолидированности контрэлиты. Тем не менее, приведенные нами выше данные о том, что симпатии регионального общества разделены примерно поровну между ведущими идеологическими доктринами, свидетельствуют о том, что никакая идеологическая власть не сможет сегодня располагать ресурсами, необходимыми для консолидации и общества, и элитных группировок.

В этой связи вызывают особый интерес стереотипы восприятия избирателями политических партий и независимых кандидатов.

 

 

В современной отечественной и зарубежной политологической литературе понятие стереотип употребляется довольно часто применительно к самому широкому и разнообразному по своей жанровой специфике кругу постановочных проблем и тематических дискуссий – от теоретических, философско-научных и художественно-эстетических разработок до социально-практических и политических исследований и программ.

Исследовательский интерес к стереотипам, доминирующим в общественном сознании диктуется реальной политической ситуацией, вытекающей из все более инверсированного (искаженного) формирования образов восприятия избирателями политических партий, их лидеров, баллотирующихся кандидатов и прочих субъектов электорального процесса.

Анализ восприятия образов политиков населением, кандидатов и партий на выборах избирателями на рациональном и бессознательном уровнях – одно из важных направлений прикладной политологии, имеющее серьезное практическое значение. В частности, результаты такого анализа учитываются в бихевиоральных исследованиях политики, в электоральной прогностике, с целью коррекции политического имиджа партии или кандидата.

Последние парламентские и президентские выборы, ряд региональных выборных кампаний по избранию депутатов в местные органы законодательной власти с новой силой актуализировали перед политологами, политтехнологами, политическими психологами ряд вопросов, связанных с отношением населения к участникам электорального процесса, господствующими в массовом сознании образами власти, представлениями и стереотипами.

В проведенных исследованиях предполагалось решение, в том числе, и следующих задач:

выявление наличных образов политических партий в сознании избирателей. Были обследованы преобладающие в массовом сознании представления о ведущих политических партиях российского политического спектра: «Единая Россия», «Справедливая Россия», ЛДПР, КПРФ;

анализ представлений избирателей о лидерах данных партий: федеральных и региональных;

определение стереотипов восприятия населением баллотирующихся кандидатов в региональные представительные органы;

выявление черт «идеального» кандидата для формирования соответствующего имиджа.

Объектом проведенных опросов стали респонденты, проживающие в областных, районных центрах, поселках и других населенных пунктах поволжских областей. При опросе респондентов учитывались следующие социально-демографические показатели: пол, возраст, образование, доход, социальный статус. В результате проведенного мониторинга, исследовательская группа пришла к следующим выводам.

Политические партии остаются ключевыми акторами российского избирательного процесса. Представления о функционировании власти во многом формируются благодаря их деятельности, а также активности политических лидеров партий. С целью определения мотивов выбора партии респондентам было предложено охарактеризовать мотивацию выбора партии, за которую они отдали свой голос на последних выборах в Госдуму РФ. «Какие основные мотивы побудили Вас отдать свой голос за эту партию?».

При сравнении ответов сторонников различных партий можно отметить, что для приверженцев партии «Единая Россия» основной мотивацией стала «поддержка президента В.В. Путина», сторонники «Справедливой России» и КПРФ чаще других говорили о том, что они разделяют идеологическую платформу этой партии. Приверженцы ЛДПР чаще называли «доверяю лидеру».

Для выявления стереотипов восприятия политических партий респондентам был задан вопрос: «Какое определение, на Ваш взгляд, наиболее подходит партии:

а) Единая Россия

б) Справедливая Россия

в) КПРФ

г) ЛДПР?»

В целом, среди опрошенных преобладали следующие ответы. В отношении «Единой России» – партия Путина; партия власти; партия большинства россиян; партия чиновников. На период проведения исследования в отношении «единороссов» можно было наблюдать снижение доверия к партии. Зафиксированный рост отрицательных оценок обусловлен разочарованием избирателей деятельностью партии, принятием депутатов от «Единой России» целого ряда непопулярных законов, пассивностью региональных отделений, ростом критики в адрес власти за отсутствие зримых изменений в общественной жизни, выдвижение в качестве кандидатов от партии достаточно непривлекательных, а зачастую утративших доверие населения субъектов. Среди устойчивых стереотипов были выделены также «несет ответственность за отсутствие позитивных изменений», «монополизирует политический спектр», «имеет вес в стране как партия власти».

Стереотипы восприятия партии «Справедливая Россия» в сознании избирателей до конца не сформировались. Среди опрошенных 55% относится к данной партии «безразлично». В целом, образ партии связывается респондентами с социальной защитой населения, решением социальных проблем: повышение заработных плат и пенсий, улучшение качества образования и медицинского обслуживания, увеличение рабочих мест и развитие сельского хозяйства. Интересно, что часть опрошенных (около 2%) отождествляют «Справедливую Россию» с КПРФ, полагая, что СР – это новый облик коммунистической партии. Другая часть опрошенных (5%) противопоставляют СР партии «Единая Россия» считая, что эти две партии являются конкурирующими в рамках одного электорального поля. По мнению опрошенных, данная партия представляется безвредной и маловлиятельной политической силой. В тоже время более половины респондентов отметили, что данная партия поддерживает политику главы государства, т.е. в общем является пропрезидентски настроенной.

ЛДПР у респондентов традиционно ассоциируется с личностью ее лидера В.В. Жириновским. Лидер обладает высокой содержательной известностью, поэтому отношение к партии формируется через призму его деятельности. В целом, ЛДПР воспринимается опрошенными как партия, лояльно настроенная по отношению к власти, кремлю. Время ее оппозиционности прошло. «Жириновцы» в глазах респондентов – это носители национал-патриотической идеологии. Хотя отношение к ней со стороны населения характеризуется определенной амбивалентностью: с одной стороны, партия «уже всем надоела», «Жирик уже не тот, что раньше», с другой стороны – участники исследования отмечают яркие, эмоциональные, запоминающиеся выступления ее лидера, который в принципе «все правильно говорит».

Коммунисты в представлениях респондентов предстают самыми традиционными, консервативными, непреклонными, оппозиционными и стабильными. С данной партией опрошенные связывают отсутствие движения вперед, что возможно связано со снижением общей активности компартии. В отношении КПРФ преобладают отрицательные оценки, за исключением убежденных сторонников. Это партия прошлого, которая, по мнению опрошенных, не имеет политического будущего.

В ходе исследования было сделано гипотетическое предположение, что при принятии решения о голосовании за ту или иную партию, избиратель руководствуется в том числе и знанием политической программы. В связи с этим, респондентам был задан вопрос о том, насколько хорошо они знают содержание программы изучаемых политических партий. В целом, результаты ответов респондентов на данный вопрос позволяет сделать два вывода: 1) небольшая часть опрошенных знает программу партий довольно хорошо (около 5%) и 2) степень знакомства с программой среди сторонников той или иной партии ниже по сравнению с общим показателем (в среднем 2-3%). Также результаты говорят о том, что у респондентов нет ясного представления о программе и общем направлении будущей деятельности партий.

Рассматривая стереотипные оценки лидеров исследуемых политических партий, необходимо отметить, что респонденты предпочитают в этом качестве видеть человека предприимчивого с преобладанием логики и при этом экстраверта, который характеризуется инициативностью и склонностью самим производить словесную и поведенческую информацию, нежели принимать ее от других, который сам проявляет инициативу, но при этом строго логичен в своих действиях.

Характерно то, что у подавляющего числа респондентов выбранные партии полностью ассоциируются с политическими лидерами их представляющими. При ответе на вопрос «какими качествами должен обладать кандидат за которого Вы проголосовали бы на выборах?» мнения разделились таким образом:

Порядочность и выполнение данных обещаний по 50%

Ответственность 46%

Способность решать проблемы 42%

Деловая активность 32%

Открытость, близость к народу 23%

В разделе «другое» были указаны: «патриотизм», «забота о своей стране и народе», «честность», «чтоб не воровал».

«Единая Россия» у большинства опрошенных ассоциируется с такими понятиями-показателями как государственность, демократия, национальные проекты, решение проблем молодежи. Некоторые отмечают отсутствие убедительной программы действий.

КПРФ – порядок, ответственность, убедительная программа действий.

«Справедливая Россия» – доверие, лучшее будущее, экономический рост, доходы, благосостояние, решение проблем города и района.

ЛДПР – социальная напряженность, национальные конфликты.

Интересно отметить, что довольно часто при характеристиках СР и ЛДПР опрошенные указывали показатель «обман и подкуп избирателей».

Однако, по мнению респондентов, популярность партии определяется не только образом и качествами возглавляющего ее лидера, но и конкретными инициативами, действиями, а также видимыми результатами деятельности. Более половины опрошенных респондентов четко указывают на эти показатели.

Образы сегодняшних политических партий и независимых кандидатов основаны на целой серии стереотипов. Причем, эти стереотипы есть не только у населения, избирателей, но и у руководителей партий, ее рядовых членов, выдвигающихся кандидатов. Образы политических партий и кандидатов, стереотипы их восприятия в массовом сознании являются многослойной структурой. Они возникают и фундируются на следующих компонентах: а) образа, существующего в партийных документах и в публичных выступлениях лидеров партий, баллотирующихся кандидатов; б) имиджа, который стремятся сформировать средства массовой коммуникации; в) имиджа, сформировавшегося под воздействием установок восприятия, укорененных в структурах массового сознания.

Несовпадение этих компонентов приводит, как правило, к неопределенности и непредсказуемости поведения избирателей в момент голосования, так как предполагается, что в такой момент они отдают предпочтение тому или иному участнику предвыборного марафона на основе случайного выбора.

Образ политических партий, их лидеров, борющихся за депутатское кресло формируется в основном через эмоционально-чувственное восприятие и представлен преимущественно в виде латентных качеств и характеристик.

В целом, адаптация массового сознания к новым реалиям еще далеко не завершена, что определяет его переходный и неустойчивый во многом характер. Современными исследователями (в той или иной степени достаточно обоснованно) высказываются противоречивые суждения об особенностях трансформации массового сознания: от представлений об его глубинной консервативности, сохранении мощного традиционалистского ядра, способного перемолоть слабые и неорганичные попытки модернизировать социальные отношения, до выводов об уже произошедшей тотальной революции ценностей, приведшей к его глубокой индивидуализации и рационализации. По мнению ученых, синдром ориентации на отца, на распределительную экономику, на культуру и политику, исходящую из безальтернативных позиций, в целом в России изжиты. Можно сказать, что Россия переходит сейчас от инфантильного типа личности к современной западной форме взрослого типа индивидуального сознания.

Таким образом, хотя внешне за последнее десятилетие и произошла кардинальная переоценка многих ценностей (изменилось отношение к историческому прошлому, к процессам, которые шли в обществе с 1985 года, к разного рода политическим и культурным символам), процесс смены реальных ценностей, определяющих поведение, шел гораздо медленнее, чем смена парадных ценностей, а также смена мифологии. Фактически сегодня наблюдается лишь определенный этап революции ценностей. В результате происходит интенсивный процесс формирования системы частных, корпоративных и групповых (в меньшей степени) интересов.

Сознание общества остается мифологизированным. Хотя теперь мифологизация иная, она затрагивает иные социальные группы, иную часть политического спектра. Общество сильно расколото социокультурно. Разрушение субъектности происходит не только на институциональном уровне. Глубокий кризис идентификации - национальной и социально-культурной.

В результате, политические ориентации и политическое участие жителей регионов остается неадекватным. Можно сказать, что революция ценностей натолкнулась на два барьера: отсутствие адекватных институтов, нарушена самоидентификация.

 


[1] Арефьев Е.С. Формирование политической культуры российских граждан в условиях современной социальной политики (На примере Волгоградской области) // Тезисы докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: Стратегии, институты, акторы». Москва, 20-22 ноября 2009 г. М., 2009. С. 34.

[2] Арефьев Е.С. Указ. соч. С. 35.

[3] В работе использованы материалы: рабочей группы Института социологии РАН. Российская идентичность в социологическом измерении // Полис. 2008. № 1; социологическое исследование политической культуры граждан, проживающих в Волгоградской области // Арефьев Е.С. Указ. соч.; результаты социологического исследования «Политические ориентации жителей Астраханской области» // Зелетдинова Э.А. Политическая культура и политические ценности жителей российской провинции / Тезисы докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: Стратегии, институты, акторы». Москва, 20-22 ноября 2009 г. С. 171; материалы социологических исследований проведенных в Саратовской области // Отчет о результатах социологического исследования по одномандатным избирательным округам саратовской области (28-августа – 7 сентября 2007 г.). Саратов, 2007.


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Ценностные основания политических практик | Организационная структура. Методическая разработка теоретического занятия № 4

Дата добавления: 2014-02-26; просмотров: 190; Нарушение авторских прав


lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.088 сек.