Студопедия

Главная страница Случайная лекция

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика






Брачно-семейное и наследственное право

Читайте также:
  1. IX. Учебная карта дисциплины «Уголовное право. Часть Общая»
  2. АВТОРСКОЕ ПРАВО.
  3. Авторское право. Право промышленной собственности.
  4. ДРЕВНЕРУССКОЕ ПРАВО. ИСТОЧНИКИ ПРАВА. ЮРИДИЧЕСКИЙ ОБЫЧАЙ
  5. Конференции. Понятие об устойчивом развитии. Экологическое право.
  6. Лекция 1. Авторское право.
  7. Наследственное право
  8. Наследственное право как подотрасль гражданского права.
  9. Наследственное право.

Обязательственное право по Законам Х11 Таблиц

 

Заем. Заем был одной из древнейших форм договорного права и сохранился как один из главнейших институтов всего хозяйственного оборота и впоследствии - кредита. “Дача взаймы заключается в передаче вещей, которые можно взвесить, подсчитать, измерить. Эти вещи мы даем с тем, чтобы они поступили в собственность получающего, а он нам впоследствии вернул не те же вещи, а другие, но такого же рода”.

Смысл договора займа состоит в том, что одна сторона передает другой право собственности на вещи, причем необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа. Первоначально, в древнейший период это согласие выражалось в весьма специфической форме стипуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями), позднее - обыкновенной письменной форме. Предметом договора займа (в его специфически римской конструкции) признавалась не любая вещь, а только телесная, находящаяся в обороте, отмеченная только родовыми признаками (не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуально-специфических вещей: картины определенного мастера или содержания и т.п.); при операциях с другими по виду вещами качество займа не сохранялось.

Заем считался односторонним обязательством: предполагалось, что пользу от договора займа формально извлекает только одна сторона -должник. Заем был поэтому безвозмездным договором, в случае с деньгами - беспроцентным, из чего вытекало отсутствие каких-то прав на возмещение потерянных выгод, прибылей и т.п.

Доказательство - при возможных коллизиях - того, что вещи переданы в займ, лежало на кредиторе, а не на должнике (должник не должен доказывать, что он не брал); формальная безвозмездность договора делала кредитора более активной стороной требования по займу, и он изначально получал некоторое преимущество. Договор заключался или на срок, или до востребования - просрочка исполнения определялась истечением установленного срока или предъявлением требования (с учетом установленной законами отсрочки любого исполнения по долговым обязательствам в 30 дней).

Риск случайной гибели валюты займа (вещи) возлагался на должника по общему правилу отождествления прав собственности с ответственностью вне зависимости от степени и формы вины займополучателя и даже при полном ее отсутствии; родовые вещи юридически “не погибают” (поскольку всегда можно одно зерно заменить другим, таким же, вино - другим). Договор займа подразумевал только основные обязанности сторон, причем главным образом только одной - займополучателя: он обязан был вернуть вещь (валюту займа) с соблюдением качества ее, сорта и количества. Обязанности должника рождались только с реальной передачей ему предмета (валюты займа); само по себе соглашение о займе никакой юридической силы не имело. Момент передачи вещи и был началом момента ответственности должника, поэтому договор займа относился к общему подвиду реальных контрактов.

Купля-продажа. Вторым главнейшим институтом хозяйственного оборота, наряду с займом, стала купля-продажа - сделка, в едином правовом акте объединявшая два самостоятельных действия: передачу вещи и ее оплату. Купля-продажа “договор такой, посредством которого одна сторона передает другой в собственность вещь, а вторая сторона передает первой обусловленную цену в деньгах”. Смысл договора купли-продажи в двойном действии: одна сторона получает необходимую ей по тем или другим соображениям вещь в собственность, вторая сторона (продавец, или кредитор) получает в собственность деньги в оговоренном размере иначе говоря, Происходит взаимная передача прав собственности в отношении разных, не совпадающих друг с другом вещей.



Предметом договора купли-продажи могут быть вещи как телесные, так и бестелесные (можно продать и обязательство). Можно продать и купить даже право требования (но нельзя - право, вытекающее из публичных, семейных обязанностей, в том числе право наследования).

Хозяйственную выгоду в результате купли-продажи получают две стороны, поэтому это двусторонний договор с одинаковыми по силе встречными обязанностями и, соответственно, возможностями для встречных требований.

Необходимое для действительности договора согласие должно подразумевать конкретную вещь, о которой согласились обе стороны, и также конкретную цену, о которой они договорились; отсутствие любого из этих моментов изначально уничтожает куплю-продажу. Необходимое для действительности согласие должно подразумевать и приемлемость товара, также оговоренную с двух сторон: со стороны его качества и со стороны его обладания продавцом.

Купля-продажа в своем юридическом свойстве распадается на 2 стадии:

соглашение о договоре и собственно исполнение договора; стадии могут совпадать по времени, но могут быть отдалены значительным промежутком (в отношении будущих вещей, например, это безусловно подразумевается). Последующие обязанности сторон порождает уже само соглашение (содержащее два элемента - см. выше), купля-продажа есть консенсуальный по своей категории контракт. Поэтому до исполнения договора его можно расторгнуть только по обоюдному согласию, после исполнения -также только по взаимному и обоюдному согласию.

 

Договор хранения. Еще один пример оборота-передачи вещи одной стороной другой представлял договор хранения, или поклажи (depositum). По договору хранения передавалась вещь любого качества и любой спецификации на безвозмездное сохранение с обязательством хозяйственно не .использовать вещь и вернуть ее в целости и надлежащем качестве.

Смысл договора хранения состоял в том, что одна сторона (поклажедатель) не передавала никакого вещного права на данную вещь, уступая только фактическое владение на время, т.е. это было своего рода обязательство по поводу услуги в отношении некоей вещи. Для действительности договора необходима только реальная передача вещи (даже без обмена какими-либо условиями, молчаливо принятая); дополнительное соглашение может устанавливать условия возврата, порядок дополнительных гарантий, обеспечения и т.п., но не касается основных обязанностей сторон из этого договора.

Предметом договора поклажи признавалась любая телесная вещь - определяемая индивидуально или родовыми признаками, безразличного свойства в отношении возможности к гражданскому обороту. Кредитор (поклажедатель) может и не быть собственником этой вещи, так как признавалось возможным хранить и чужие вещи у другого лица. Поклажеприниматель выступал перед всеми третьими, посторонними данному договору лицами в качестве фактического добросовестного владельца, но право владения его было весьма ограниченным. Любые посягательства на предмет поклажи со стороны третьих лиц отвергались правовыми средствами преторской защиты, но, с другой стороны, поклажеприниматель не имел права хозяйственно использовать вещь: за это он нес ответственность как за причинение ущерба.

Хозяйственную выгоду из поклажи извлекал формально только поклажедатель (кредитор), поскольку договор также считался как строго безвозмездный; наличие какой-либо оплаты а условиях договора поклажи дискредитировало договор и переводило его в другое качество. Риск случайной гибели вещи, отданной на хранение, оставался на кредиторе, должник нес обязанность только добросовестно хранить вещь, как “добрый хозяин”, но не более, т.е. не проявляя особой рачительности.

Договор был двусторонним в отношении возможных претензий и обязанностей вследствие поклажи. Поклажедатель обязан был дополнительно возместить возможные и тем более реально понесенные должником издержки по хранению вещи (например, по кормлению отданного на постой коня, по выгуливанию скота и т.д.), а также возможные причиненные вещью убытки. Поклажеприниматель обязывался к тому, чтобы вернуть вещь в физической целости, но без строгого соблюдения ее первоначального качества (например, отданная на хранение статуя покрылась паутиной, и т.п.). В случае поклажи вещей, определенных родовыми признаками, возникал особый случай договора - т.н. необычная поклажа (depositum irregulare). В этом случае должник обязан был возместить все прямые потери, происходившие с вещами во время хранения (уменьшение количества зерна, молока и т.п.). К нерегулярной поклаже относилось и отдание на хранение денег — в незапечатанном виде (с запечатанными деньгами спецификации не возникало). По признаку смешения вещей они переходили в собственность поклажепринимателя (как правило, банкира), а поклажедатель приобретал вытекающее из поклажи требование о возмещении суммы, а кроме того - о прямых потерях, в качестве которых теперь выступали проценты по пользованию деньгами.

Еще один специализированный случай поклажи с особыми последствиями для сторон наступал в экстраординарных обстоятельствах, когда кредитор вынужден был прибегнуть к помощи хранителя (стихийные бедствия, пожар и т.н.) - "горестная поклажа". Если договор возникал как вынужденный ответ на предложение услуги со стороны поклажепринимателя, то, чтобы избежать злонамеренного использования тягостных обстоятельств, поклажедателю давался иск о возмещении возможных убытков от незаботливого хранения в двойном размере против реальной стоимости его вещей.

Ответственность но договору поклажи начиналась с момента принятия вещей на хранение и строго обуславливалась поступлением этих вещей

 

 

Римская семья данного периода была патриархальна. От отца зависело, сохранить ли жизнь новорожденному, ибо он мог быть убит по причине уродства. Мог продавать детей в рабство. Сыновья становились самостоятельными в случае смерти отца (после 3х кратной продажи их отцом в рабство).

Брачные союзы заключались по воле родителей, а законы ограничивали эту волю 3-мя условиями:

· Достижение брачного возраста (Ж-12 лет, М-14 лет)

· Принадлежность жениха и невесты патрицианским родам(до 44 г до н.э.)

· Отсутствие близкого кровного родства.

 

Характерной чертой классической эпохи является прогрессирующие раз- ложение патриархальной семьи. Брак с мужней властью уже ко II в. н.э. выходит из употребления, а проживание же- ны в доме мужа в течение года уже не влечет за собой автоматически возникновения власти мужа. Становится распространенной новая форма брака без мужней власти (sine manu mariti). Женщина, вступая в такой брак, не порывала со своей прежней семьей, сохраняла определен- ную имущественную самостоятельность, получала некоторые права в отношении детей. Брак без мужней власти мог быть легко расторгнут по обоюдному согласию супругов, а также по требованию од- ного из них.

На общем фоне кризиса римского рабовла- дельческого общества ослабли и семейные связи, разводы стали обычным явлением. Широкое распространение получил так называемый конкубинат - неоформленное постоянное сожительство мужчины и женщины. Стремясь преодолеть не- гативные явления в сфере семейных отношений, император Август издал закон, предусматривающий санкции за безб- рачие и бездетность. Даже из двух консулов преимущество по службе получал тот, у кого было больше детей.

В связи с участившимися разводами, задевавшими инте- ресы и богатых римских семей, были введены новые прави- ла, касающиеся приданого, с тем, чтобы гарантировать положение состоятельных римлянок, часто становившихся жертвами в браках, в которые мужчины вступали исключи- тельно из корысти. Хотя приданое по-прежнему считалось собственностью мужа, последний должен был использовать его в целях устройства совместной жизни и терял его в случае развода. Со времени Августа муж не мог отчуждать земельный участок, полученный им в качестве приданого, без согласия жены или ее родственников (когнатов).

Разложение патриархальной семьи нашло свое выражение и в ослаблении отцовской власти. Прекратилась практика продажи детей, а их убийство отцом стало рассматривать- ся в постклассический период как тяжкое преступление. Усилилась имущественная самостоятельность подвластных членов семьи. Сыновья нередко получали от отца особое имущество (пекулий) для занятия земледелием, ремеслом или торговлей. Юридически собственником пекулия и всего того, что было приобретено сыном, считался отец. Но фактически пекулий все более обосабливался, особенно когда речь шла о земельном участке, выделенном сыну в связи с его поступлением на военную службу. Практически сын получал такую землю в собственность, мог оставить ее своим наследникам и даже вступать по поводу данного имущества в сделки со своим отцом.

Ряд изменений претерпел и институт опеки. Преторским эдиктом была установлена ответственность опекуна за ве- дение дел подопечного. Постепенно исчезает опека над взрослыми женщинами, и в постклассический период их де- еспособность фактически была уравнена с дееспособностью мужчин.

Смягчение суровой отцовской власти, скреплявшей ранее патриархальную семью, определило также основные направ- ления развития и наследственного права. Преторским эдиктом был значительно расширен круг наследников, куда помимо подвластных членов семьи (агнатов) были включены также эмансипированные дети умершего, когнаты вплоть до шестой степени родства, пережившая мужа супруга. Ослаб- ление былого значения агнатской системы родства и приз- нание в наследственном праве когнатского родства, осно- ванного на кровной связи, было постепенно закреплено в императорском законодательстве.

Преторский эдикт изменял и форму завещания, установ- ление которого уже не требовало использования сложной процедуры (с помощью "меди и весов"). Завещание, как правило, стало составляться не в устном, а в письменном виде, но с соблюдением определенной формы. Лишь сол- датские завещания в период принципата не требовали ка- ких-либо формальностей. В постклассический период наря- ду с частными завещаниями, которые составлялись в при- сутствии семи свидетелей, в практику вошли так называе- мые публичные завещания, позаимствованные из греческого права, составляемые в присутствии магистратов с внесе- нием в протокол местных властей или с передачей на хра- нение в императорский архив.

Усиливаются ограничения завещательной свободы. Так, не признается юридическая сила за завещаниями, в которых без достаточных основа- ний лишались имущества законные наследники. Увеличива- ется при составлении завещаний размер обязательной доли (до 1/3 имущества) для законных наследников.

В классический период более широкое распространение получило установление в завещаниях легатов (завещатель- ных отказов), согласно которым наследник обязан был вы- дать определенную часть имущества указанному наследода- телем лицу. Для защиты интересов наследника в законода- тельном порядке в I в. до н.э. было установлено, что при выдаче имущества в виде легатов он может сохранить за собой по крайней мере одну четверть наследства. Рас- поряжения о выдаче части имущества какому-либо лицу да- вались и без составления завещания (например лицам, ко- торые формально не могли быть наследниками по завещанию - перегринам, женщинам и т.д.).

Такие распоряжения, по- лучившие название фидеикомиссов, не были первоначально обязательны для наследников. Но в период императора Ав- густа им была придана юридическая сила. В посткласси- ческий период (особенно в кодификации Юстиниана) боль- шинство фидеикомиссов практически слились с легатами.

 


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Собственность и владение в Римском Праве (Х11) | Виды гражданского процесса в Древнем Риме

Дата добавления: 2014-02-26; просмотров: 151; Нарушение авторских прав


lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.004 сек.