Студопедия

Главная страница Случайная лекция

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика






Смоленск – 2008

Лекция по дисциплине

МИХАЛЬЧЕНКОВ Н.В.

Выводы

 

Политическая властвующая элита Российской Федерации состоит из целого ряда группировок. При этом что характерно, мировоззренческие основания этих групп особой роли не играют, в реальности они выступают лишь идеологическим флером в политических дискуссиях. Идеи же справедливости, государственного порядка, эффективности власти разделяют все партии, что делает их выглядящими на одно лицо и мало отличимыми друг от друга.. При этом социально-экономическое структурирование на местах, имевшее место несколько лет назад сменилось социально-политическим и даже этническим фактором, что свидетельствует о растущей политизации общественных настроений.

 

«Политология»

(для II курса специальностей:

0610 «Государственное и муниципальное управление»,

0611 «Менеджмент организации», 0615 «Маркетинг»,

III курса специальности 0602 «Экономика труда»,

IV курса специальности 0604 «Финансы и кредит»,

и для II курса направлений

521600 «Бакалавр экономики» и

521500 «Бакалавр менеджмента»)

на тему:

 

«ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО»

 

Рассмотрено и одобрено на заседании кафедры от 3 июня 2008 г., протокол № 11

План (1 час)

1. Понятие и функции политического лидерства

2. Теории политического лидерства

3. Стили и типы политического лидерства

4. Современные тенденции развития политического лидерства

5. Политическое лидерство в России

Литература

 

 

1. Одной из основных функций политической элиты является выдвижение ею из своей среды политических лидеров (от англ. leader - ведущий, управляющий). К таковым принято относить индивидов, признающихся обществом в качестве руководителей и получающих в силу этого право на принятие политических решений. В роли лидеров могут выступать не только отдельные личности, но и целые организации: партии (КПСС в Советском Союзе), государства (США в современном мире).
Политическое лидерство как способ организации и реализации власти посредством предоставления исключительных полномочий отдельным субъектам политики проистекает из самой природы человека. Эволюционируя параллельно с эволюцией самого общества, лидерство на каждом историческом этапе приобретает свои специфические формы. Так, на ранних стадиях развития цивилизации оно проявлялось в виде силового доминирования отдельных индивидов. В период античности авторитет лидера опирался на его знания и опыт, а само лидерство существовало в виде наставничества. Феодальная эпоха породила тип лидерства, в основу которого был положен принцип принадлежности к семье или клану. Лидерство понималось как богоизбранность. Наконец, в новейшее время (ХХ век) сформировались две противоположные формы лидерства: одной из них (характерна для тоталитарных и авторитарных режимов) является вождизм, другая же (характерна для демократических государств) - легальное лидерство, основанное либо на назначении, либо на выборе руководителя населением.

Несмотря на различия в проявлениях, лидерство предстает явлением универсальным. Универсальность проявляется в единстве функций, которые во все исторические эпохи возлагались обществом на лидеров. Среди наибо­лее значимых функций лидеров выделяют, как правило, следующие:



1) интегративную — объединение и согласование различных групп интересов на основе базовых ценностей и идеалов, признанных всем обществом;

2) ориентационную — принятие политических решений, отражаю­щих тенденции прогресса и потребности групп населения;

3) инструментальную — определение способов осуществления поставленных перед обществом задач;

4) мобилизационную — инициирование обновления, мобилизация масс на реализацию политических целей;

5) коммуникативную — обеспечение тесных контактов власти с общественностью, различными организациями, группами и слоя­ми, т.е. предотвращение отчуждения граждан от политического руководства;

6) патронажную — защита масс от произвола бюрократии, безза­кония, нарушения прав и свобод личности.

Лидерст­во в политике обладает всегда и рядом специфических особенностей:

1) между общенациональным лидером и обществом, как прави­ло, не существует прямого взаимодействия, оно опосредовано пар­тиями, группами интересов, средствами массовой информации;

2) оно носит многоролевой характер, лидер ориентирован на со­гласование различных социальных интересов, вынужден стремить­ся к оправданию массовых ожиданий от его деятельности;

3) политическое лидерство корпоративно, за решениями, кото­рые принимаются высшими руководителями, всегда скрывается невидимая для общества работа многочисленных экспертов, ближайшего окружения лидера;

4) политическое лидерство в той или иной степени институцио­нализировано, т.е. деятельность лидера ограничена в той или иной степени существующими социальными отношениями, нормами, процедурами принятия решений.

В современной политологии существует несколько определений политического лидерства, что объясняется сложностью данного феномена.

Политическое лидерство — это:

• разновидность власти. Такая интерпретация лидерства опирается на точку зрения, что в любом «политическом вопро­се», по словам известного немецкого социолога М. Вебера, ин­тересы распределения, сохранения, смещения власти являются определяющими для ответа на данный вопрос;

• влияние на других людей, для которого характерны следующие особенности. Во-первых, это влияние должно быть по­стоянным. К политическим лидерам нельзя относить людей, оказавших разовое воздействие на политические процессы. Во-вторых, воздействие политического лидера должно осуществляться на всю группу, организацию, общество. В-третьих, влияние политического лидера опирается на авторитет, доверие его сторонников, признание правомерности руководства;

• управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием решений;

• особого рода предпринимательство, при котором полити­ческие «предприниматели» обменивают свои программы реше­ния общественных проблем, реализации интересов граждан на руководящие должности. Не случайно политические лидеры так щедры на обещания и посулы во время выборов, правда, придя к власти, чаще весьма скупы на их выполнение.

Приведенные выше трактовки политического лидерства концентрируют внимание на различных аспектах этого явле­ния. Но, пожалуй, точнее других сущность данного феномена отражает следующее определение:

политическое лидерство - это постоянное и легитимное влияние индивида, занимающего вла­стные позиции, на группу, организацию, общество в целом.

Что же непосредственно лежит в основе политического ли­дерства? Какова природа этого феномена?

 

 

2. Политическая наука, анализируя феномен политического лидер­ства, опирается на результаты исследований и достижения в облас­ти социологии, политической психологии, истории. Причины воз­никновения лидерства как политического явления исследуются многими учеными. В результате появилось несколько теорий поли­тического лидерства. Одной из наиболее распространенных явля­ется теория «личностных черт», согласно которой лидерами стано­вятся лица с определенными доминирующими чертами характера. Некоторые ученые попытались определить перечень качеств, при­сущих лидеру. Согласно Р. Каттелу и Г. Стайсу, к ним относятся: нравственная зрелость, способность влиять на окружающих, це­лостность характера, социальная смелость и предприимчивость, проницательность, независимость от сильных вредных влечений, сила воли, отсутствие излишних переживаний. Р. Манн в список необходимых свойств лидеров включил интеллект, приспосабливаемость, способность влиять на людей, экстравертность, восприим­чивость и умение понимать других.

Приверженцы ситуативной теории характеризуют лидерство как производное определенной ситуации. Это означает, что каждая кон­кретная ситуация требует лидера с определенным набором черт и качеств личности. Причем качества, пригодные для решения про­блем в одной ситуации, в другой — могут оказаться не актуальны­ми, в третьей — препятствующими достижению целей. Меняющиеся проблемы требуют изменения подходов к их разрешению, новых стилей и методов лидерства. Таким образом, лидерство ока­зывается ситуативным. В зависимости от изменения социальной среды на роль лидера могут выдвигаться различные индивиды.

Ряд исследователей попытались объединить достижения теории «личностных черт» и ситуативного подхода в личностно-ситуативной теории. К формирующим лидерство факторам были отнесены: личностные черты лидера, его образы в сознании последователей, ролевые характеристики лидера, социальная и политическая ситуа­ция, в которой развивается лидерство.

Значительный вклад в изучение лидерства внесли теории конституентов (решающей роли последователей лидера). В рамках этих теорий были высказаны предположения о влиянии ожиданий последователей по реализации их интересов и определенных действий со стороны лидера. Некоторые ученые сфокусировали свое внимание на особенностях восприятия лидера в сознании масс. Со­отнесение представлений об «идеальном» лидере и лидере реальном определяет отношение последователей к лидеру (поддержка требования изменения поведения, протест). Таким образом, сте­пень свободы лидера, направленность его действий, методы руководства определяются нормами допустимого в сознании тех групп, на которые он опирается.

Широкое распространение в политической науке получили пси­хологические теории лидерства. Среди них можно выделить три ос­новных направления: психоаналитическое, мотивационное и при­кладное.

Психоаналитическое направление исследований акцентирует внимание на бессознательных влечениях и комплексах, определяю­щих как стремление к власти, так и специфические особенности ее осуществления. С точки зрения классического психоанализа, корни лидерства надо искать в сфере бессознательного личности, в осо­бенностях детского и юношеского развития. Поэтому значительное внимание уделяется влиянию ранних периодов жизни (психобио­графическим особенностям) на механизм бессознательного личнос­ти (внутренние конфликты, душевные травмы и переживания). Этот метод получил название психобиографии. Его основополож­никами считаются 3. Фрейд и американский политолог Г. Лассуэлл.

Фрейд вместе с американским дипломатом В. Буллитом написа­ли одно из первых психобиографических исследований, посвящен­ных американскому президенту В. Вильсону. Специфические осо­бенности, лидерства 28-го президента США авторы объясняли та­кими причинами, как неразрешенность эдипова комплекса, бессо­знательное самоотождествление американского лидера с Христом, бесконечные рационализации, уход в мир иллюзий и т.д.

Лассуэлл написал работу «Психопатология и политика», счи­тающуюся ныне классической. В ней американский политолог раз­рабатывает проблему лидерства, исходя из адлеровской теории компенсации. Для Лассуэлла, как и для Адлера, стремление к влас­ти — лишь форма компенсации комплекса неполноценности и оп­ределенных психологических травм. Бессознательные конфликты разрешаются путем переноса «запретных» чувств на близкие или отдаленные социальные объекты. От способов разрешения разно­образных конфликтов зависит тип и особенности политического ли­дерства. Подобный способ анализа и его различные модификации применялись для изучения личностей А. Гитлера, И. Сталина, В. Ленина, Р. Никсона и других политических деятелей.

Ныне компенсаторная концепция политического лидерства до­вольно широко распространена в политико-психологической науке. Так, А. Джордж выделил пять типов эйфории, возникающих при компенсации низкой самооценки властью и лидерством:

1) чувство незначительности компенсируется чувством уникальности;

2) чув­ство моральной неполноценности — чувством превосходства;

3) чувство непосредственности — чувством высочайших способ­ностей;

4) чувство слабости — чувством обладания высшей силой;

5) чувство неадекватности — чувством компетентности.

Эмпирические исследования по­литического лидерства в России во многом подтверждают компен­саторную теорию лидерства.

Однако, несмотря на привлекательность психобиографического метода, его авторы так и не смогли ответить на вопрос: почему ста­новится возможной реализация данных мотивов власти в опреде­ленном обществе? Поиск ответа на этот вопрос осуществлялся в рамках психоисторического метода, у истоков которого стоял Э. Эриксон. Опираясь на идеи эго-психологии, американский пси­холог сформулировал концепцию формирования харизматического лидерства. Согласно ее положениям, харизма возникает в резуль­тате «пересечения» двух факторов: глубокого и затяжного кризиса личности и кризиса общественного сознания. Отдельные личности, переживая собственный кризис и стремясь к его преодолению, тво­рят новую «идентичность» — новое видение мира и новые идеалы, в которых остро нуждается общество, находящееся в состоянии нравственного и социокультурного кризиса.

Мотивационное направление исследований политического ли­дерства концентрирует внимание на изучении влияния различных мотивов, их комбинаций на политическую деятельность, стиль и ха­рактер принимаемых высшим руководством решений. Исследова­ния психологов показали, что политики с ярко выраженным моти­вом власти будут активнее вести себя в переговорах, прибегая к об­ману и давлению на партнеров. С самого начала они нацелены на больший выигрыш. Американский психолог Л. Этеридж проанали­зировал взаимосвязь между такими факторами, как интенсивность проявления властных мотивов, тип личности (была взята за основу типология по Юнгу: экстравертный — интравертный тип) и харак­тером вырабатываемой политики. Полученные результаты нагляд­но представлены в нижеследующей таблице.

     
Тип личности Сильная потребность во власти Слабая потребность во власти
Экстраверт Активная глобальная политика совершенствования мирового порядка (Т. Рузвельт, Дж. Кеннеди, Л. Джонсон) «Примиренческая» политика, обычно малоэффективная (Д. Эйзенхауэр)
Интраверт Политика замкнутых блоков Политика международного статус-кво (К. Кулидж)

 

Согласно исследованиям Б. Гудштадта и Л. Хьелле, существует связь между выбором тех или иных методов политического воздей­ствия и локусом контроля. Лидеры с внешним локусом контроля (ощущающие себя отчужденными и бессильными, неуравновешен­ные, подозрительные) гораздо чаще полагаются на силовые методы давления и принуждение. Лидеры же с внутренним локусом контро­ля (уверенные в себе, склонные к самоанализу) в большей степени полагались на такие методы, как убеждение и стимулирование. Д. Винтер и А. Стюарт высказали предположение, что политики, у которых доминирует потребность в достижении, будут наиболее ак­тивны, независимо от характера отношения к своим обязанностям, и проявят большую способность к принятию важных и значитель­ных решений. В то же самое время, политические лидеры у которых преобладают аффилиативные мотивы (потребность в одобрении и любви со стороны других людей) будут проявлять меньшую гиб­кость в решении тех или иных проблем. Политические лидеры с ярко выраженной потребностью в достижении склонны формиро­вать свое окружение в большей степени исходя из принципа ком­петентности, нежели личной преданности.

М. Херманн выделяет три комбинации мотива власти и потреб­ности в любви и одобрении, в зависимости от характера которых формируются соответствующие модели поведения лидера.

В первом случае, когда оба мотива почти одинаково выражены, модель поведения лидера определяется как «модель мотивации личных анклавов». В соответствии с ней выделяется стремление лидера к установлению контроля, с одной стороны, и установлению тесных дружественных связей со своими приверженцами — с дру­гой. Такие лидеры как бы создают вокруг себя анклав из тех, кто их поддерживает и защищает. Мир за границами такого анклава вос­принимается как враждебный и, если лидер считает, что анклаву уг­рожают внешние силы, он может прибегнуть к силовым методам, выражая при этом свою агрессивность.

Во втором случае, когда мотив власти выражен несколько силь­нее, нежели аффилиация, мы имеем дело с «моделью имперской мотивации», для которой характерно подчинение лидера воле вы­двинувшей его группы. Себя он рассматривает только как вырази­теля интересов и воли группы, жертвуя личными интересами во имя групповых. Лидеров подобного типа отличает высокая работоспо­собность, чувство ответственности и продуктивность. Они стремят­ся к сплочению своей группы на основе взаимного доверия и, не за­водя себе фаворитов, дают всем ясно понять, что последует за на­рушением групповых норм.

«Модель мотивации конкистадора» присуща лидерам, чьи по­требности во власти значительно превосходят аффилиативные. По­литических деятелей с такой комбинацией мотивов отличает частое применение насилия при захвате и осуществлении власти. Они счи­тают, что лучше других знают, что хорошо для государства, нации, социальной группы. Их отличает неспособность к установлению тесных личных контактов с окружением, ибо лица, окружающие ли­дера, существуют только для того, чтобы проводить в жизнь его волю, реализовывать и воплощать его замыслы. Политики этого склада привержены к установлению своих «правил», которые могут меняться в зависимости от ситуации. В глазах своих последователей они могут обладать харизматическими чертами, которые в дальней­шем могут утрачиваться в силу неэффективности действий и излиш­ней жестокости.

Прикладное направление психологических теорий политическо­го лидерства исследует когнитивные и перцептивные факторы ли­дерства, возможные стратегии принятия решений. Приверженцев этого направления интересуют стереотипы, соотношение эмоцио­нальных и рациональных оценок в мышлении политических лиде­ров, разработанность причинно-следственных связей, категорий прошлого, настоящего и будущего.

3. Стиль лидерства как устойчиво воспроизводимые отличительные черты осуществления лидером своих функций фиксирует своеобразие его поведения; характер взаимодействия с окружением и массами; ценностные ориентации; уровень культуры и множество других факторов. Политика характеризуется многообразием стилей лидерства, поддающимся, впрочем, определенной типологизации.

При рассмотрении стиля сквозь призму отношения политика к своим обязанностям (критерий предложен Дж. Баубером при исследовании стилей президентства в США) представляется возможным выделить четыре типа:

- активно-позитивный стиль, который ориентирован на продуктивную, результативную деятельность на общее благо (Ф. Рузвельт и его «Новый курс»);

- активно-негативный стиль фиксируется по преобладанию в деятельности политика личных мотивов и доминированию самолюбия над общественной необходимостью (Г. Трумэн и курс на «холодную войну», бомбардировка Японии);

- пассивно-позитивный стиль, характеризующийся зависимостью политика от групповых, узко-партийных ценностей, привязанностью к устоявшимся стандартам и стремлением реализовать эти ценности и стандарты (Дж. Картер);

- пассивно-негативный стиль - минимальная степень выполнения лидером своих функций (Дж. Буш-старший).

Если рассматривать стиль лидерства как доминирование тех или иных психологических черт, то в качестве базовых следует указать на следующие типы:

- параноидальный стиль (лидер - хозяин: Петр I, И.В. Сталин);

- демонстративный стиль (лидер-артист: А.Ф. Керенский, В.В. Жириновский);

- депрессивный стиль (лидер-соратник: царь Федор Иоанович, Л.И. Брежнев);

- шизоидный стиль (лидер-одиночка: Павел I).

В зависимости от характера взаимодействия политика с окружением выделяют:

- авторитарный стиль (он предполагает единоличное направляющее воздействие, основанное на угрозе применения силы, наказания);

- демократический стиль (в данном случае для лидера характерен учет интересов и мнений окружающих его людей, привлечение их к управлению).

На основании такого критерия как методы осуществления лидером политического курса выделяют:

- консервативный стиль. Консервативные лидеры ориентированы на руководство в соответствии с установившимися ранее нормами и традициями. Их сильными сторонами являются выдержка, верность делу, терпимость, внимательность, умение предвидеть обстоятельства. К слабым же относятся акцентирование внимания на мелочах, утомительность для окружающих;

- инициативный стиль характеризуется способностью лидера выходить за рамки общепризнанных правил управления, создавать что-то свое. Для инициативных политиков типичны: с одной стороны, решительность, смелость, упорство в достижении цели, с другой же, - неумение сострадать, чрезмерная требовательность, неумение менять поставленные цели, импульсивность, стремление слишком много брать на себя. Инициативный стиль, в свою очередь, может проявляться в двух основных формах:

- реформационное лидерство (в этом случае лидер ставит перед собой задачу эволюционного преобразования имеющейся политической реальности);

- революционное лидерство (задача, стоящая перед такого рода лидером - переход к принципиально иной общественной системе).

Формирование того или иного стиля политического лидерства, помимо субъективных факторов (личностных качеств политика как человека), обуславливается также и рядом объективных социальных (не зависящих от него) факторов. К таковым относят:

1. Политико-исторические факторы. Важнейшие из них - способ образования государства (преобладание внутреннего компонента влечет за собой децентрализацию власти и появление мягких, демократических форм лидерства - США; преобладание внешнего компонента имеет следствием централизацию власти и формирование жесткого, авторитарного стиля лидерства - Россия); способ перехода к индустриальной фазе развития (революционный переход является залогом складывания авторитарных тенденций в руководстве; эволюционный - демократических).

2. Культурологические факторы. Речь идет о влиянии на политика доминирующего в обществе типа политической культуры (патриархальный тип культуры порождает лидера-отца, лидера-героя; подданнический - лидера-хозяина, лидера-вождя; активистский - лидера-служителя, лидера-чиновника). Без учета влияния типа культуры невозможно понять такой связанный с лидерством феномен как культ личности. Культом личности принято именовать крайнюю, максимально завышенную оценку функций и роли политических лидеров в истории, вплоть до их обожествления. Наиболее часто он встречается в обществах с патриархальным и подданническим типами политической культуры (тоталитарных и авторитарных государствах). Бывают, однако, случаи, когда его элементы складываются также в демократических странах (примером может служить Франция времен президентства Шарля де Голля). Причинами возникновения культа личности служат:

- стремление бюрократии иметь арбитра, который гасил бы ее корпоративные конфликты;

- стремление населения иметь защитника от бюрократии.
Важнейшим же следствием культа является огромная концентрация политической, духовной, экономической и прочих типов власти в руках одного человека, а также тотальная личная зависимость всех нижестоящих не столько от результатов своей деятельности, сколько от благосклонности начальства. Складывающийся культ того или иного политического деятеля неминуемо приводит к трансформации как всей политической жизни страны, так и самого лидерства.

3. Административно-территориальные факторы. Начиная со времен Ш. Монтескье, ученые связывают развитие демократических тенденций в управлении с малыми по своей площади государствами. Для крупных государств, как показывает практика, более характерны авторитарные лидеры. Выдвижение здесь демократических лидеров возможно лишь при децентрализации управления, которая, в свою очередь, может стать причиной усиления центробежных сил.

4. Ситуационные факторы. Роль ситуации обуславливается ее влиянием на условия формирования личности лидера (ситуация войны, кризиса продуцирует тип жесткой личности); выдвижение первоочередных задач и целей руководства; создание рамок, в которых лидеру придется действовать.

Социальные детерминанты лидерства позволяют проводить дополнительную типологизацию этого политического явления. В соответствии с различными ос­нованиями и критериями выделяются множество типов лидерства.

Многие исследования лидерства опираются на типологию леги­тимного господства, разработанную М. Вебером. Соответственно выделяются:

1) традиционное лидерство, основанное на традициях, обычаях и привычке последователей к подчинению;

2) харизматическое лидерство, основывающееся на вере в не­обыкновенные, выдающиеся качества вождя;

3) рационально-легальное (бюрократическое) лидерство, осу­ществляющееся на основе законов и в рамках законов.

Наибольший интерес вызывает «харизматическое лидерство». Внимание исследователей концентрируется на характерных чертах этого типа и механизмах его осуществления. A.M. Гантер, к примеру, выделяет ряд базовых качеств, присущих харизматическим лидерам:

— «обмен энергией» или умение воздействовать на людей эмоционально, способность заряжать энергией окружающих;

— «завораживающая внешность» или образ, вызывающий
симпатии у масс;

— «хорошие риторические способности и некоторый артистизм» или выдающиеся коммуникативные способности, дар и искусство увлекать своими выступлениями большие скопления людей;

— «положительное восприятие восхищения своей персоной»,
или состояние психологического комфорта при повышенном внимании и восхищении со стороны общества;

— «достойная и уверенная манера держаться» или имидж силь­ных людей, способных добиваться любых целей.

Механизм деятельности харизматического лидерства описыва­ется во многих научных работах. В них подчеркивается способность воздействовать на коллективное бессознательное с помощью мас­совых символических акций, ритуальных действий, кампаний, ха­рактер которых соответствует социокультурной среде. Харизмати­ческое лидерство воспроизводится в условиях мифологизации мас­сового сознания. Деятельность вождя должна быть проста и понят­на массам. Как правило, лидер-харизматик демонстрирует свою эф­фективность через борьбу с «врагами». Он вынужден постоянно подтверждать свою харизму «великими», «эпохальными» сверше­ниями, «судьбоносными» решениями в глазах восхищающихся им приверженцев.

М. Херманн подразделяет лидеров по имиджу на «знаменосцев», «служителей», «торговцев» и «пожарных». Лидеры «знаменосцы» стремятся к воплощению «великой мечты», изменению политичес­кой системы. Имидж «служителя» формируется у политика, кото­рый стремится выступить в роли выразителя интересов своих при­верженцев. «Торговец» — отличается способностью убеждать людей, «продавать» им свои идеи. И наконец, лидер «пожарник» откликается на порожденные ситуацией экстремальные события и проблемы, насущные требования момента. Для проявления качеств этого типа лидера необходимы экстремальные ситуации. В реаль­ной политической практике большинство лидеров используют все четыре образа лидерства в различном порядке и сочетаниях.

На основе эмоционального отношения к лидеру его последова­телей С. Джибб формулирует три типа лидеров:

1) лидер «патри­арх», по отношению к которому члены общества испытывают одно­временно чувство любви,и страха;

2) лидер «тиран», в отношении к которому доминирует чувство страха;

3) «идеальный» лидер — характеризуется чувством симпатии к нему со стороны большинст­ва социальных групп.

Интересный подход к типологизации лидерства предлагает французский ученый Ж. Блондель. В основе его классификации два критерия: первый — характеризует отношение лидеров к традици­ям и инновациям; второй — объем сферы деятельности лидеров. Совмещая эти критерии, он приходит к выводам, кратко представ­ленным в нижеследующей таблице.

 

Измерение 2 Измерение 1
    Сохранение сущест­вующего положения Умеренные изменения Широкомасштаб­ные изменения
    Типы политических лидеров
Широкая сфера деятельности «Спасатели» (Черчилль, де Голль) Патерналисты, популисты (Бисмарк, Сталин) Идеологи (Мао, Гитлер)
Умеренная сфера деятельности (аспект системы) «Успокоители» (Эйзенхауэр) «Пересмотрщики» (Рейган, Тэтчер) Реформаторы (Рузвельт Ф.)
Узкая сфера деятельности Менеджеры (мини­стры, которые зани­маются повседнев­ными проблемами) Улучшатели (мини­стры, которые моди­фицируют какой-то аспект политики) Новаторы (кладут начало новой поли­тике, например, земельной)
         

 

 

4. Роль лидеров в процессе функционирования политической системы существенно различается в зависимости от эпохи и страны. Влияние их на политику в патриархальном и современном обществе, в жестко централизованной и свободной системе, в период стабильного и кризисного состояния государства могут быть сопоставимы лишь на общем теоретическом уровне. Выявление более глубинных тенденций требует учета политического, исторического и социального контекста.

Обозначим факторы, которые характеризуют современный этап развития лидерства в общемировом масштабе на общем теоретическом уровне.

Так по мнению американского политолога Р. Такера, проявляющиеся сегодня в мире процессы демократизации политических отношений и глобализации общественных связей приводят к тому, что:

- происходит изживание типа лидера-героя. На первый план выдвигаются профессиональные качества политика. Лидер все более начинает восприниматься как ответственный за судьбы людей руководитель, а не как вдохновитель;

- происходит сжимание границ власти лидера. Усиление роли внегосударственных субъектов политики, разделение властных функций между несколькими органами препятствуют расширению зоны его компетенции; периодичная ротация кадров не позволяет сделать свое лидерство пожизненным и наследственным;

- прослеживается усиление роли неформальных лидеров. Этому способствует появление новых форм коммуникации, которые, не контролируются государством, воздействуют на людей, ослабляя их зависимость от государства;

- прослеживается повышение ответственности лидера за принимаемые им решения. С одной стороны, это связанно с усилением зависимости лидеров от поддерживающих их масс, с другой, - с ростом возможностей воздействия человека (тем более наделенного властью) на среду обитания всего человечества.

 

 

5. Характер связей лидера и населения определяется исторически­ми традициями, психологическими чертами национального харак­тера, наличием гражданского общества и т.д. В соответствии с веберовской типологией в России долго доминировал традиционный тип лидерства — монархия. Абсолютная власть монарха признавалась правящим классом в обмен на признание монополии этого класса на собственность и людей. Господство российских правителей над зависимым населением стало политической традицией, сохранив­шейся в советской и постсоветской России.

В советский период определяющим был такой тип лидерства, как вождизм. Порождается он тотальной культурной зависимостью на­селения от власти и основан на личной преданности и близости к верховному властителю. Вождизм представляет собой вполне конк­ретное понимание власти как средства получения материальных и нематериальных благ (славы, престижа, доступа в высшие слои об­щества) и как способа господства над другими людьми. Характер­ные черты этого типа властных отношений — атрибутизация и харизматизация вождя. В первом случае речь идет о сумме критериев, которым должен удовлетворять наследник, претендент на место вож­дя. Во втором случае конкретное историческое лицо наделяется не­обыкновенными способностями, например предвидеть цель исто­рического развития. Такой харизмой в истории России наделялись Ленин, Сталин.

Опираясь на данные социологических исследований, некоторые ученые утверждают, что политическое лидерство в нынешней России во многом носит харизматический характер, который будет сохраняться до окончательного оформления реального многообра­зия политических интересов. Кроме того, харизматическое лидер­ство возникает в условиях социально-политического кризиса.

Ориентация на лидеров харизматического типа обусловливается и политической культурой: лишенным необходимого политическо­го опыта массам человек-лидер ближе и понятнее, чем политическая программа.

Важно учесть и то, что в современной России изменились преи­мущественно внешние атрибуты личной власти, правила ее формирования. Президент избирается на всеобщих выборах, его деятельность опирается на Конституцию, имеется разделение влас­тей и т.д. В действительности, как отмечает ряд авторов, концентра­ция в руках президента такого объема законодательных, исполни­тельных и представительских полномочий, отсутствие реальных правовых рычагов контроля за его деятельностью сохраняют вож­дизм как сущность персонифицированной власти.

Необходимо подчеркнуть, что даже развитие и модернизация экономики могут осуществляться в рамках этого специфического типа политических отношений. Вождизм изживается демократиче­ским процессом.

Политическое лидерство в условиях переходного состояния рос­сийского общества характеризуется разнородностью. В нем есть представители всех основных политических ориентаций: либералы, центристы, консерваторы, державники, аграрники.

Достаточно распространены популистские лидеры, что вызвано большим удельным весом маргинальных групп, преобладанием по­литической наивности у широких слоев населения. Популисты за­игрывают с массами, ориентируются на их сиюминутные интересы и запросы, предлагают простое и быстрое решение всех проблем. Это люди действия. Часто такие лидеры — хитрые ораторы, пресле­дующие лишь личные интересы и действующие путем потакания низким инстинктам толпы.

Еще один тип лидерства в России — политик - авантюрист, мастер политической интриги, манипулирующий интересами избирателей. Он ориентирует власть на себя, на удовлетворение преимуществен­но своих личных потребностей, которые оторваны от реальных нужд людей. Для политика - авантюриста характерны крайняя неразборчи­вость в выборе средств для достижения собственных целей, попра­ние всех нравственных канонов. Оправданным считается насилие.

Отсутствие необходимых опыта, традиций, процедур, обеспечи­вающих высокую степень объективности оценки электоратом политического деятеля и его программы, способствует появлению на политической арене политика еще одного типа. Его можно опре­делить как политического лидера поневоле. Это честные, искренне болеющие за интересы голосовавших за них граждан люди. Но они не способны к эффективной политической деятельности, к отстаи­ванию интересов избирателей в силу как неподготовленности, по­литического непрофессионализма, так и отсутствия необходимых личностных качеств.

Для современной России весьма актуален тип лидера - центриста Он отличается такими качествами, как толерантность (терпимость), стремление при решении своих проблем исходить из баланса инте­ресов различных социальных групп и слоев, а также признание поли­тических сил различных направлений, умение налаживать с ними ра­боту по достижению общественно значимых целей. Центристскую политику не следует отождествлять с соглашательством, беспринцип­ностью. Это политика взвешенных действий, единственно возмож­ная для достижения баланса интересов различных социальных сил.

В последнее время в России отмечается рост тенденций цент­ризма. Однако эти тенденции ограничиваются малочисленностью и слабостью среднего класса; особенностями российского мента­литета (обобщенное понятие, использующееся главным образом для обозначения оригинального способа мышления, склада ума или умонастроений) — максимализмом характера русского народа, ду­хом нетерпимости, сформированными своеобразным историческим развитием.

Однако некоторые особенности менталитета русского народа могут способствовать созданию в обществе основ взаимного понима­ния, согласия. Первая из них — реалистичность большинства росси­ян, стремление ничего не принимать на веру. Другая — присущая многим россиянам совестливость. А она неотрывна от стремления к справедливости, недоверчивого отношения к односторонности, к чрезмерному радикализму. Благоприятные изменения в характере русского народа в сторону большей терпимости будут зависеть в осо­бенности от того, какие лидеры оказались у руля страны в начале третьего тысячелетия.

Согласно последним социологическим исследованиям, в россий­ском обществе отчетливо выражен запрос на деловые качества по­литического лидера — активность, решительность, последователь­ность, деловитость.

Внимание россиян к нравственным качествам политиков — не­избежное следствие демократических перемен, поскольку политик, несущий ответственность перед избирателями, находится в совсем ином положении, нежели государственный деятель при тоталитар­ном или авторитарном режиме. Безнравственность власти, выража­ющаяся в сокрытии истинного положения вещей, в невыполнении государственных обязательств и должностных функций и пр., по­рождает раскол, цинизм и нигилизм в обществе.

Требования, которые предъявляет современное российское об­щество к национальному лидеру, таковы: дееспособность, эффек­тивность, высокие моральные качества, личностная определенность.

Перечисленные особенности современного российского по­литического лидерства нашли отражение и на региональном уровне.

Прежде всего в регионах сохраняется определенная преемст­венность в составе, традициях деятельности сегодняшних полити­ческих деятелей с прежней номенклатурной системой. Представи­тели властвующих групп в регионах зачастую слабо осуществляют свои функции, не обеспечивают эффективное социально-политическое развитие, в нужной мере не защищают население от безза­кония и преступности. В отношениях с федеральной политической элитой руководители регионов обрели большую самостоятельность, что ведет порой к противостоянию центру. Не везде региональные лидеры смогли создать оптимальные взаимоотношения с массами. Это неизбежно порождает кризис между представителями регио­нальных властей и населением.

В целом региональная специфика оказывает все более серьезное влияние на состояние российского общества, привнося свои положительные и отрицательные моменты.

 

Основная литература

1. Политология: Учебник для вузов/ В.Н. Лавриненко, А.С. Гречин, В.Ю. Дорошенко и др. – М., 1999.

2. Политология: Энциклопедический словарь. - М., 1993.

Дополнительная литература

Асмолов А., Березин И. и др. Президент по выбору: моделирование желаемого будущего. - М., 2000.

Блондель Ж. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. - М., 1992.

Вебер М. Харизматическое господство // Социологические исследования. 1988. № 5.

Гринберг Т.Э. Политическая реклама: портрет лидера. - М., 1998.

Гринстайн Ф. Личность и пoлитика. Пер с англ. и пред. А.П.Цыганкова // Социально-политические науки. 1991. № 10.

Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. - М., 1994.

Дурдин Д.М. «Образ» политического лидера и возможности его изменения // Политические исследования. 2000. № 2.

Егорова Е.В. Игры в солдатики. Политическая психология президентов. - М., 2003.

Жмыриков А.Н. Психология политического лидерства в современной России. - Н. Новгород, 1996.

Ильясов Ф.Н. Политический маркетинг и феномен лидера // Государственная служба. 1999. № 1.

Климова С.Г., Якушева Т.В. Образы политиков в представлении россиян // Политические исследования. 2000. № 4.

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика. Пер с англ. Т.Н.Самсоновой, Н.В.Коротковой. - М., 2005.

Ольшанский Д.В. Политическая психология. – Спб., 2002.

 

Оценка личностных качеств российских политических лидеров: проблемы измерения и интерпретации: Круглый стол // Политические исследования. 2001. № 1.

Политическая психология: Хрестоматия / Сост. Е.Б. Шестопал. - М., 2002.

Психология восприятия власти / Под ред. Е.Б. Шестопал. Вып. 1. - М., 2002.

Пугачёв В.П., Соловьёв А.И. Введение в политологию: Учебник для студентов вузов. – М.,1997.

Фрейд З., Буллит У. Томас Вудро Вильсон, 28-й президент США. Психологическое исследование. - М., 1999.

Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности лидера // Политические исследования. 1997. № 6.

Шестопал Е.Б. Образы власти в постсоветской России. Политико-психологический анализ. - М., 2004.

 

 


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Особенности политических элит в России | 

Дата добавления: 2014-02-27; просмотров: 173; Нарушение авторских прав


lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.021 сек.