Студопедия

Главная страница Случайная лекция


Мы поможем в написании ваших работ!

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика



Мы поможем в написании ваших работ!




Правовое положение римских граждан

Читайте также:
  1. II. Положение компании в отрасли и на рынке
  2. IV. В теории правового государства выделяются следующие элементы: принцип верховенства права, разделения власти на 3 ветви, независимости суда, конституционного статуса граждан.
  3. Melior condicio nostra per servos fieri potest, deterior fieri поп potest (D. 50.17.133). - Наше положение может становиться лучше при помощи рабов, но не может становиться хуже.
  4. PR в России: становление и развитие. Роль связей с общественностью в современном гражданском обществе и рыночной экономике. Российский рынок PR услуг.
  5. А) Граждане.
  6. А) Исходное положение Б) Центрирование конуса С) Автосцепка в сцепленном . состоянии.
  7. А.Гражданские противогазы
  8. Автоматизированные информационные системы гражданской авиации
  9. АКТЫ ГРАЖДАНСКОГО СОСТОЯНИЯ
  10. Аналогия права и аналогия закона в гражданском праве.

Servitus est constitutio iurls gentium qua quis domlnio alieno contra naturam subiicitur (D. 1. 5.4.1). - Рабство есть установление пра­ва народов, при посредстве которого один, противно природе, подчиняется власти другого.

Qui in utero est, perinde ас si in rebus humanis esset custoditur, quotiens de commodis ipsius partus quaeritur (D. 1.5.7). - Зачатый ребенок охраняется наравне с уже существующими во всех случаях, когда вопрос идет о выгодах зачатого.

В частности, исходя из постановлений законов XII таблиц, за зачатым, но еще не родившимся ребенком признавали право наследования в имуществе отца, умершего во время беременности матери (D. 38. 16. 3. 9).

С другой стороны, открытое, но еще не принятое наследником наследство («лежачее наследство») рассматривалось, как «продолжение личности умершего» — hereditas iacens sustinet personam defuncti, лежачее наследство продолжает личность умершего (ср. D. 41. 1. 34). Поэтому рабы были вправе в интересах наследственной массы совершать юридические действия ex per­sona defuncti, как бы продолжая осуществлять правоспособность умершего.

Свободные и рабы. Оставаясь на всех стадиях своего развития пра­вом рабовладельческого общества, римское право признавало правоспособ­ными только свободных людей. Рабы были не субъектами, а объектами прав. Их правовое положение, в принципе, не отличалось от положения вещей -servi res sunt (Ulpianus, Regulae. 19. 1).

В то же время рабы всегда занимали особое положение в ряду объектов прав: неуклонное проведение принципа «рабы суть вещи» оказывалось ино­гда особенно с развитием гражданского оборота, не согласным с интересами рабовладельцев, нередко стремившихся использовать не только физические силы, но и умственную энергию и личную предприимчивость рабов. Поэто­му допускались некоторые отступления от этого принципа. В период республики за некоторыми сделками рабов стали признаваться юридические последствия в связи с практиковавшимся выделением рабу господином имущества в непосредственное управление. Идеологическим обоснованием отступлений от общего принципа «рабы суть вещи» служило учение юристов периода империи о том, что рабство, институт iuris gentium, т. е. известный всем народам древнего мира, чуждо, однако, началам естественного права. Ульпиан говорил:

Флорентин, давая определение рабства, еще резче противополагал положительное право праву естественному.

Отсюда и такие выражения юристов, как persona servi, и основное деление людей на свободных и рабов: summa... divisio de jure personarum haec est, quod omnes homines aut liberi sunt aut servi — основное деление людей в пра­ве — это деление всех людей на свободных и рабов.

Но чуждый естественному праву институт рабства находил себе в глазах римских юристов законное обоснование в войне; если законно убийство военного противника, то тем более законно овладение им, установление права собственности на его личность. Так, война, которая в течение долгого времени являлась способом приобретения рабов, служила для римских юристов и этико-юридическим оправданием рабства.

Римские граждане и чужеземцы. Не всякий свободный человек был в Риме одинаково правоспособным; некоторые свободные люди были в известные периоды римской истории вовсе неправоспособны.



В древнейшие времена полная правоспособность во всех областях отношений политических, семейных и имущественных признавалась только за римскими гражданами — cives romani Quirites (происхождение последнего слова не выяснено). Свободный чужеземец не имел не только политических прав, но и правоспособности в сфере частного права: он не признавался субъ­ектом ни семейных, ни имущественных прав и обязанностей. Более того, чужеземец рассматривался в принципе как враг, hostis, имущество которого могло быть в любой момент захвачено римским гражданином, а сам он обращен в рабство. Но полное бесправие чужеземцев рано пришло в противоречие с интересами развивавшегося гражданского оборота, особенно с развитием внешней торговли Рима.

В сфере внешней торговли римскому гражданину приходилось вступать в договоры с чужеземцами, искать способов разрешения споров, которые возникали из таких договоров и т. п., и в первоначальный принцип бесправия чужеземцев был внесен ряд изъятий.

Уже издревле делу охраны имущественных интересов чужеземцев, приез­жавших в Рим, служил институт hospitium privatum. Он заключался в том, что римский гражданин, став патроном чужеземца, который ставился в положение клиента, оказывал последнему правовую помощь, совершая в его инте­ресах сделки, защищая его интересы перед римским судом и т. п. При этом патрон действовал не в качестве представителя чужеземца, а в качестве за­щитника его интересов, от своего имени. Добросовестное отношение патро­на к принятым на себя обязанностям обеспечивалось сакральным правом: ве­роломный патрон подвергался высшему наказанию: он объявлялся обреченным мщению богов — sacer esto, а потому поставленным вне охраны закона.

Другое отступление от принципа неправоспособности чужеемцев действовало искони в пользу латинов, latini, т. е. жителей общин Лациума, вместе с Римом входивших в состав распавшегося в IV в. до н.э. Латинского союза (latini veteres, latini prisci); не имея в Риме политических прав, они были наделены в сфере частноправовой как ius conubii, так и ius commercii, и их частноправовые споры разрешались в тех же судах и в том же порядке,что и споры римских граждан.

После того, как законы Julia и Plautia Papiria I в. до н. э. предоставили римское гражданство всему населению Италии, в положении latini остались лишь жители отдельных внеиталийских общин и иногда и целых провинций (latini coloniarii), которым latinitas, ius latini предоставлялось особыми актами государства. Кроме того, особую группу так называемых latini luniani составляли некоторые вольноотпущенники.

После того, как законом 212г. н.э. римское гражданство было предостав­лено всем подданным империи, отпадает и категория latini coloniarii; понятие latini Juniani сохраняет, однако, значение до Юстиниана.

По мере развития гражданского оборота, особенно международной торговли, свободные чужеземцы, не принадлежавшие к числу latini, также постепенно переходят из положения hostes в положение peregrini, т. е. лиц, за которыми признается правоспособность, но правоспособность, отличная по содержанию и объему от римской правоспособности.

Не имея политических прав, peregrinus может быть участником семей­ных и разнообразных имущественных правоотношений, но специфически римские правовые институты, как римский брак, mancipatio и т. п., ему закрыты. Не подведомственны praetor urbanus и частноправовые споры перегринов. Для разрешения этих споров учрежден особый магистрат — praetor peregrinus. Выработанные им правовые положения, развитые и дополненные юристами, постепенно и образовали ius gentium, как систему частноправовых норм, регулировавших отношения перегринов между собой и с римскими гражданами. Первоначально положение peregrini было присвоено населению civitates foederatae, т. е. жителям тех из чужеземных общин, с которыми Рим состоял (после войны или независимо от нее) в дого­ворных отношениях. В дальнейшем в такое же положение были поставлены и peregrini dediticil, жители общин, сдавшихся на милость Рима — победителя в войне.

После названных выше законов lulia и Plautia Papiria категория перегринов утратила прежнее значение для Италии, а после изданного в 212 г. эдикта о гражданстве для всей империи в целом: перегринами стали считаться только пребывающие на территорий римского государства неподданные Рима, варвары, славяне, германцы и т.п. Кроме того, в положение перегринов ставились и подданные Рима, совершившие определенные преступления, а также до VI в. н. э. отпущенные на волю рабы, наказанные клеймением во время пребывания в рабстве.

Надо, однако, заметить, что ко времени предоставления прав гражданст­ва всему населению империи самое понятие peregrinitas почти утратило прак­тическое значение в области частноправовых отношений.

Потребности международного торгового оборота обусловили глубокое проникновение начал iuris gentium в систему римского частного права. Став, по существу, гражданским правом международного торгового оборота античного мира, римское право вынуждено было постепенно признать равноправие товаровладельцев, независимо от их национальности и подданства. На смену началу национальной исключительности, которым было пропитано право древнейшего Рима, в период империи пришел окончательно закрепленный кодификацией Юстиниана принцип равенства гражданский право­способности всех свободных людей. Оставаясь условием политической правоспособности, которая не играет, однако, сколько-нибудь важной роли в период домината, status civitatis перестал быть условием правоспособности в сфере частного права.

Семейное состояние. Необходимым условием полной правоспособ­ности в сфере частного права являлось в Риме определенное семейное состо­яние, самостоятельность в сфере семейных отношений.

Древнейшая римская семья, так называемая агнатическая семья, представляла собою союз людей, объединенных не кровной связью, а подчи­нением власти одного и того же домовладыки — paterfamilias.

В древнейшее время только paterfamilias был носителем правоспособности в сфере частного права — persona sui iuris; члены семьи, подчиненные власти paterfamilias (personae alieni iuris), правоспособности в сфере частного нрава не имели. Вступая в имущественные правоотношения, они устанавливали права не для себя, а для paterfamilias, не создавая, однако, для последнего обязанностей.

Это последнее положение оказалось так же непримиримым с потребнос­тями развивавшегося гражданского оборота, как полное устранение из него рабов: значительное большинство гражданских сделок, особенно совершаемых в торговле, направлено на установление прав и обязанностей для обеих участвующих в сделке сторон, и никто не стал бы вступать в соответствующие сделки с не имеющим своего имущества подвластным, если бы по этим сделкам не становился ответственным paterfamilias последнего. И юристы стали постепенно признавать ответственность iure natural! самих подвластных по заключенным ими в интересах paterfamilias сделкам, а претор установил дополнительную ответственность paterfamilias по тем же сделкам.

Параллельно с признанием юридической силы сделок, совершенных подвластными, шел и процесс признания за ними прав на отдельные группы приобретавшихся ими 100 имуществ, сначала на имущество, приобретенное в связи с военной службой, затем и в связи со службой гражданской, далее на имущества, дошедшие от матери, и в праве Юстиниана paterfamilias сохранял лишь очень ограниченные права на имущество детей. Patria potestas почти утратила свое имущественное содержание. Однако полная гражданская правоспособность признается и в праве Юстиниана только за personae sue iuris.

Приобретение римского гражданства. Римское гражданство приобреталось:

(1) Рождением, причем ребенок, рожденный в римском браке, следовал состоянию отца, а ребенок, рожденный женщиной, не состоявшей в браке, следовал состоянию матери. Таким образом, ребенок, рожденный от брака римских граждан, был римским гражданином, так же как ребенок, рожденный римлянкой, не состоявшей в браке. Ребенок же, рожденный вне брака не-римлянкой, не признавался римским гражданином, хотя бы отцом его был римский гражданин. В целях стимулирования браков в I в. н.э. было установлено, что и ребенок, рожденный вне брака римской гражданкой, не приобретает прав гражданства, если его отцом был не римский гражданин.

Ребенок, рожденный от брака его родителей, становится гражданином, если отец был гражданином в момент зачатия ребенка, независимо от изменений в состоянии родителей к моменту рождения ребенка. Ребенок, рожденный римской гражданкой, не состоящей в браке, признается римским гражданином, если мать была гражданкой в момент его рождения, независимо от ее состояния до этого момента.

(2) Освобождением римским гражданином своего раба.

(3) Усыновлением римским гражданином чужеземца.

(4) Предоставлением римского гражданства отдельным лицам, общинам, провинциям особыми актами государства.

Положение римских граждан в публичном и в частном праве. С точки зрения своего правового положения римские граждане делились на две большие группы: а) свободнорожденные, ingenui, б) освобожденные из рабства римским гражданином, вольноотпущенники, libertini, подвергавшиеся и в качестве римских граждан некоторым ограничениям в правах.

(1) Свободнорожденные римские граждане были носителями полной пра­воспособности, политической, семейной и имущественной. Основными политическими правами граждан были: а) право нести службу в регулярных римских войсках; б) право участвовать и голосовать в народных собраниях (ius suffragii); в) право быть избираемым в магистраты (ius honorum).

Право участвовать в народных собраниях отражалось и в структуре имени римского гражданина. В конце периода республики и в первое время империи полное имя римского гражданина состояло из пяти частей: а) praenomen — имя в собственном смысле слово; б) nomen — наименование се­мьи или рода, к которому принадлежит данное лицо; в) указание имени отца в родительном падеже (подобное русскому отчеству: сын такого-то); г) наи­менование трибы, в составе которой носитель имени голосует в народном со­брании, причем это последнее указание сохранилось в составе полного име­ни и после того, как народные собрания в период империи перестали созываться; д) прозвище, которое стало включаться в полное имя граждани­на позднее других частей.

Таким образом, полное имя, например, Цицерона было- Marcus (praenomen) Tullius (nomen) M jarci) f|ilius| Comeliana (triba) Cicero (cognomen).

He имея политических прав, женщины не имели и официального имени: они носили имя, которое присваивалось им в быту, с присоединением в родительном падеже имени отца или мужа, под властью которого женщина со­стояла, в родительном падеже: дочь или жена такого-то.

В области частноправовых отношений правоспособность римского гражданина складывалась из упомянутых выше ius conubii и ius commercii в составе которого с некоторого времени стали особо выделять testament! factio право составлять и быть свидетелем при составлении завещания (testament! factio activa) и право быть назначенным наследником по завещанию (testa-menti factio passiva).

(2) Граждане, принадлежавшие к числу вольноотпущенников, libertini оставались в принципе навсегда носителями некоторой ограниченной правоспособности в сфере как публичных, так и частноправовых отношений Прежнее рабское состояние словно налагало печать на правовую сферу человека и после вступления его в число свободных римских граждан.

В сфере публичного права ограничения прав вольноотпущенников заключались в том, что они не служили в римских легионах, а в I в. н э утратили и ius suffragii, почему указание трибы и не фигурировало в составе граж­данского имени вольноотпущенников, они не имели ни ius honorum ни права быть включаемыми, так же как и их дети, в число сенаторов.

В период империи ограничения публичных прав вольноотпущенников усилились, но в то же время сложился институт присвоения вольноотпущен­никам полной политической правоспособности специальным о том поста­новлением императора, restitutio natalium, которая сообщала им полную пра­воспособность и в сфере частного права или путем присвоения императором золотого перстня (ius aureorum).

В праве Юстиниана, когда политические права граждан давно уже утратили прежнее значение и содержание, ограничений политических прав вольноотпущенников больше нет. Сохраняются, однако, ограничения их правоспособности в области частноправовых отношений: воспрещаются браки вольноотпущенников с лицами сенаторского сословия, как до I в. были воспрещены браки со всеми свободнорожденными. Кроме того, вольноотпущенник несет по отношению к освободившему его из рабства господину ряд лич­ных и имущественных обязанностей, построенных по типу обязанностей детей в отношении отца: вольноотпущенник обязан господину своей гражданской жизнью, как сын обязан отцу своей жизнью физической. Отсюда отношения патроната между бывшим господином - патроном - и его вольноотпущенником - клиентом, отношения, в которых выражается продолжающаяся эксплуатация бывшего раба.

Правоотношения, составляющие в совокупности патронат могут быть сведены к трем группам: a) obsequium - совокупность личных и имущественных, семейного характера, прав патрона (право домашнего суда над клиен­том и др.); б) орегае - обязанность вольноотпущенника оказывать патрону личные услуги; в) bona - взаимная обязанность вольноотпущенника и патрона помогать друг другу в материальной нужде, давать алименты; к этому присоединялось также право патрона наследовать по закону после вольноотпущенника, не оставившего нисходящих и умершего без завещания.

Отношения патроната отражались в структуре гражданского имени воль­ноотпущенника: он носил обыкновенно praenomen и nomen патрона, указывая и имя последнего в родительном падеже в качестве имени отца и превратив свое прежнее имя раба в cognomen. Так, освобожденный Цицероном раб Гермодор именовался: Marcus Tullius Marci libertus Hermodoms

Патрон утрачивал свои права, если отказывал вольноотпущеннику в али­ментах, если возбуждал против него судебное обвинение, грозившее смертной казнью, а также в случаях, когда патрон пытался на возмездных началах передать другому лицу свое право на орегае.

Императорская restitutio natalium также устраняла частноправовую связь патрона с клиентом, почему и предоставлялась обыкновенно императором не иначе, как с согласия патрона.

Утрата римского гразвданства. Римское гражданство утрачивалось при жизни чаще всего с утратой свободы (capitis deminutio maxima). Основанием к утрате гражданином свободы был, прежде всего, плен, захват непри­ятелем. Однако если захваченный в плен и обращенный в рабство римлянин возвращался в Рим, он в силу особой юридической фикции, postliminium, ius postlimimi, рассматривался как никогда не утрачивавший ни свободы, ни гражданства, ни отдельных своих прав.

В древнейшие времена гражданин мог быть при некоторых обстоятельствах продан в рабство, однако не иначе как за границу, trans Tiberim, ибо до периода империи считали, что гражданин не мог стать рабом на территории римского государства. Так, магистрат имел право продать в рабство за границу дезертира или гражданина, уклонившегося от ценза, обокраденный мог продать вора, кредитор - несостоятельного должника.

Эти основания утраты римского гражданства впоследствии отпали, но на их месте появилось обращение в рабство в связи с наказаниями, налагавшимися за некоторые тяжкие преступления. Так, в период республики становился рабом гражданин, приговоренный к aquae et ignis interdictio; в период империи - лица, приговоренные к бессрочным каторжным работам или ссылке.

Гражданин мог и сам отказаться от прав гражданства, и притом только гражданства (capitis deminutio media), перейдя, например, в число латинов в целях получения земель, раздававшихся латинам, населявшим колонии и т.п.

До последнего столетия республики не существовало ни особого суда, ни особого порядка разрешения споров о гражданстве. По-видимому, такие споры разрешались магистратом в административном порядке. В конце республики законом Papia (которому, вероятно, предшествовали другие законы в той же области) был учрежден особый суд для разрешения споров о гражданстве.

В период империи негражданин, выдававший себя за римского гражданина карался смертной казнью.

Спор о принадлежности гражданина к числу mgenui или libertini разрешался в порядке особой преторской actio praeiudicialis.

Закон Visellea 24г. н.э.установил уголовную ответственность вольноот­пущенника, выдававшего себя за свободнорожденного.


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Категории лиц | Правовое положение latini

Дата добавления: 2014-02-26; просмотров: 482; Нарушение авторских прав




Мы поможем в написании ваших работ!
lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.012 сек.