Студопедия

Главная страница Случайная лекция


Мы поможем в написании ваших работ!

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика



Мы поможем в написании ваших работ!




Направления инновационного развития региона и методы их реализации

Читайте также:
  1. I триместр беременности (нарушение развития у плода пальцев рук).
  2. IFRS 13 «Оценка по справедливой стоимости»: сфера применения стандарта, методы определения справедливой стоимости.
  3. II) Методы теоретического уровня научного познания
  4. III. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ БИОТЕХНОЛОГИИ.
  5. IV. СОВРЕМЕННЫЕ ЗАДАЧИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ БИОТЕХНОЛОГИИ.
  6. IV.5. Основные тенденции развития позднефеодальной ренты (вторая половина XVII—XVIII в.)
  7. Админ методы оперативного упр-я персоналом организации.
  8. Административные и экономические методы управления природопользованием
  9. Актуализация проблематики социологии образования: причины и направления
  10. Альянсы, консорциумы и совместные предприятия как форма межфирменного инновационного сотрудничества

 

Инновационный путь развития, базирующийся прежде всего на постоянно наращиваемой мощи науки, техники, высоких технологий, становится доминирующим в условиях современной цивилизации. Главная особенность инновационной экономики заключается в том, что сфера научно-технической деятельности приобретает ключевое значение в развитии территории, обеспечивая гармоничное сочетание экономического роста с сохранением природной среды и социальным прогрессом.

Изучение процессов функционирования современной региональной экономики показывает, что в обеспечении роста ее эффективности на первый план выходит процесс накопления и реализации знаний, способность регионов генерировать и внедрять в производство инновационные разработки и технологии. Это главный источник устойчивого экономического роста и социального развития территории.

Следовательно, анализ методологических подходов к созданию инновационной системы, обоснование направлений инновационного развития, способных обеспечить устойчивый экономический рост регионов России, и механизмов их реализации остается весьма актуальной научной задачей.

Логика проводимого исследования требует определиться с методологическими основами создания инновационной системы на национальном и региональном уровнях, которые, как показало исследование, начали формироваться во второй половине XX века, и наиболее полно отражены в трудах таких отечественных ученых-экономистов, как В.А. Гневко, М.А. Гусаков, В.В. Иванов, В.А. Ильин, И.В. Карзанова, А.Е. Когут, А.И. Татаркин, В.Н. Лаженцев и др.

Инновационную экономику, по мнению М.А. Гусакова, можно рассматривать как новую модель расширенного воспроизводства, в которой ведущая роль принадлежит инновационному развитию, научно-инновационному процессу, а информация (в форме знаний, объектов интеллектуальной собственности) является главной составляющей воспроизводства.

Инновационная экономика реализуется через триединство инноваций:

• технологические инновации так называемой новой экономики во всех сферах деятельности (характеризуются большим вкладом человеческого капитала по сравнению с материальными элементами);

• организационно-управленческие и институциональные технологии (как в качестве поддерживающих, сопровождающих, так и в виде самостоятельных инноваций) или инновационный менеджмент;

• инновационную культуру, включающую образовательные технологии.

Центральными вопросами инновационной экономики являются создание инноваций, восприимчивость к инновациям, воспроизводство инноваций и инновационной деятельности, потенциала и механизмов ее регуляции.

Цели и задачи инновационного развития региона реализуются в рамках региональной научно-инновационной политики, которая определяется складывающимися в регионе экономическими условиями. Основные задачи инновационного развития региона связаны с формированием современной инфраструктуры и системы финансового обеспечения, выработкой приоритетов, разработкой и реализацией соответствующих программ и проектов.

Выбор приоритетов в инновационной сфере должен осуществляться на основе анализа существующих и прогнозируемых ресурсов, спросовых, инфраструктурных и иных ограничений промышленного производства в целях обеспечения устойчивых конкурентных позиций отечественных товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках и оценки возможностей инновационо-технологического фактора в их преодолении.

С системных позиций региональное регулирование инновационного развития представляет собой открытую систему, подверженную воздействию как внешних, так и внутренних факторов.

К основным факторам внешнего воздействия, влияющим на направления региональной инновационной политики и на механизм ее реализации, можно отнести:

• общегосударственные приоритеты;

• региональные приоритеты;

• федеральную научно-техническую и инновационную политику;

• федеральное законодательство;

• региональное законодательство и т. п.

Кардинальные изменения любого из этих факторов неизбежно повлекут за собой трансформацию стратегических направлений регионального развития и методов управления регионом. Факторами внутреннего воздействия выступают особенности региональной хозяйственной среды, связанные с отраслевой направленностью, степенью развитости производительных сил в регионе, имеющимся научным и производственно-техническим потенциалом, а также инновационные инициативы субъектов хозяйствования и мотивационный механизм, меняющийся в соответствии с развитием производственных отношений.

Как справедливо заключает автор , «не существует единого рецепта применения различных мер по реализации региональной научно-инновационной политики. Каждое государство и каждый регион подходит к решению задач регионального инновационного развития с учетом своих особенностей, традиций, ресурсов и потребностей».

Вместе с тем исследование позволяет определить ряд организационно-экономических мер, апробированных мировой практикой и способствующих региональному инновационному развитию.

Среди них наиболее распространенными являются:

- осуществление специальных целевых программ на общегосударственном, региональном и местном уровнях;

- прямые государственные субсидии и целевые ассигнования региональных (местных) органов власти;

- налоговые льготы, направленные на стимулирование регионального инновационного развития;

- формирование научных (технологических, инновационных) парков;

- создание инкубаторов малого инновационного бизнеса;

- образование под эгидой государства и местных органов исполнительной власти центров по передаче технологий из госсектора в промышленность;

- организация управленческого консультирования предпринимателей и др.

Реальное управление инновационными процессами в регионах России осуществляется на двух уровнях: федеральном и региональном. Управление на федеральном уровне ориентировано на формирование государственных структур регулирования инновационной деятельности, его методологии, сфер и механизмов, разработку инвестиционной и налоговой политики, создание соответствующей нормативно-правовой базы.

Субъектами реализации региональной научно-инновационной политики выступают: органы государственной власти региона (или органы местного самоуправления), хозяйствующие субъекты и население. Представляется, что выделенные субъекты по своим задачам реализации региональной научно-инновационной политики не равнозначны. В частности, органы государственной власти региона выполняют значительно более широкий круг задач, являясь не только исполнителем, но и автором содержательного наполнения политики, легитимным органом, ответственным за реализацию политики в целом. В качестве исполнителя они, во-первых, создают в рамках своей компетенции условия, стимулирующие реализацию политики, а во-вторых, действуют сами в этих условиях.

Другие субъекты реализации региональной научно-инновационной политики являются таковыми лишь в той мере, в которой органам власти удалось их вовлечь в процесс реализации своей политики как через создание стимулирующих условий, так и иными путями.

Задача реализации региональной научно-инновационной политики требует разработки специального механизма, обеспечивающего достижение целей и принятие стратегических и оперативных решений в рамках и русле установленных приоритетов, ограничений и направлений деятельности в данной сфере.

В последние годы в Российской Федерации ведется довольно активная работа по созданию инновационной системы. Эта работа была определена в 1997 году как стратегическое направление развития страны в целом и научно-технической сферы в частности . С тех пор созданы отдельные элементы этой системы, к сожалению, не связанные друг с другом и с другими секторами экономики. При этом заимствование зарубежного опыта происходило путем переноса отдельных элементов целостных экономических механизмов и поэтому, как правило, не приводило к ожидаемым результатам. В итоге, несмотря на положительный опыт целого ряда инициатив, прорыва в области инновационного развития экономики не произошло.

Исследование показало, что выделяются следующие подходы к формированию системы и инструментов управления инновационным развитием, инновационной экономикой в регионе:

процессный, институционально-эволюционный, рыночный и консолидирующий лидерский .

Переходу экономики страны к инновационному типу развития препятствует большое число проблем, главными из которых, по мнению автора , являются следующие.

Во-первых, система организации научно-инновационного процесса недостаточно адаптирована к новой экономике – рыночной, постиндустриальной, инновационной. Основная причина этого – кризис науки, инновационной деятельности и технологического развития вследствие трансформации социально-экономической системы.

Во-вторых, отсутствуют стратегические научно-технологические ориентиры на федеральном и региональном уровнях.

В-третьих, недостаточно используются новые формы и механизмы кооперации и передачи знаний, такие, как: сетевые структуры, кластеры, центры компетенции в области аудита и консалтинга.

Конкретно аспекты активизации инновационной деятельности на местах могут быть определены на основе подхода к оценке инновационного состояния по основным составляющим. Вместе с тем исследование существующих теоретических подходов и практического опыта позволяет определить ряд важнейших приоритетных направлений, которые следует положить в основу стратегии инновационного развития. Они должны включать в себя:

– во-первых, распространение современных технологий и пионерное освоение отдельных направлений высших технологических укладов будущего, повышение на этой базе конкурентоспособности отечественных товаров, освоение новых рыночных ниш как основы высоких темпов экономического роста, повышение уровня и качества жизни населения;

– во-вторых, поддержку приоритетных фундаментальных и прикладных исследований и опытно-конструкторских работ, формирующих базу для техники и технологий новых поколений, гарантирующих конкурентоспособность продукции на внутреннем и мировом рынке;

– в-третьих, ускоренное развитие сектора информационных и телекоммуникационных технологий как нового источника экономического роста, повышения производительности труда;

– в-четвертых, придание инвестициям инновационного характера, модернизация экономики на современной научно-технической базе, замена физически и морально устаревших основных фондов во всех сферах экономики на новейшие эффективные технологические системы, обеспечивающие сбережение ресурсов и повышение конкурентоспособности продукции, развитие инновационной инфраструктуры.

Для инновационного прорыва принципиально важным становится развитие взаимовыгодных отношений между государством,предпринимателями, творческими личностями и обществом. Обеспечение достижения стратегических целей и реализации приоритетов инновационного развития региона требует организации управления, основанного на системном подходе, требующем создании целостной системы управления в рамках региональной инновационной системы. Под последней понимается комплекс учреждений и организаций различных форм собственности, находящихся на территории региона и осуществляющих процессы создания и распространения новых технологий, а также организационно-правовые условия его хозяйствования, определенные совокупным влиянием государственной научной и инновационной политики, проводимой на федеральном уровне, и социально-экономической политики региона . В перечне ключевых функций региональной инновационной системы – формирование научнотехнической политики.

На региональном уровне управления, задачами которого являются устойчивое социально-экономическое развитие региона и эффективное использование материально-технического, сырьевого и трудового потенциала, а также удовлетворение потребностей внутреннего рынка, прерогатива должна быть отдана деятельности, связанной с диагностикой конкурентоспособности местных предприятий, оценкой их научно-технического, производственного и кадрового потенциалов с целью выявления уровня инновационной восприимчивости и активности; с выбором приоритетных направлений, конкурентный потенциал которых наиболее высок;

с разработкой программ по определенным приоритетам и механизмов их реализации, включая привлечение частных институциональных инвесторов – коммерческих банков, финансовых компаний, инвестиционных фондов и т.п.;

с обеспечением соответствующих дифференцированных режимов экономического стимулирования .

Таким образом, внимание региональных управленческих структур должно быть сконцентрировано на разработке и реализации эффективной научно-технической политики на основе федеральной научно-инновационной политики. В то же время при выборе конкретных целей развития региона необходимо исходить не столько из перечня желаемых или модных технологий, сколько из уровня, сложившегося в научно-производственной сфере инновационного потенциала. Основываясь на уже достигнутых результатах и на существующем потенциале, необходимо внедрять те нововведения, которые являются наиболее перспективными для

региона.

 

 

4. НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ УСТОЙЧИВЫМ РАЗВИТИЕМ РЕГИОНА

4.1. Концептуальные основы создания системы регионального стратегического планирования

Анализ мирового опыта убедительно показывает, что в условиях рыночной экономики четко выражена тенденция усиления взаимодействия механизмов рыночного саморегулирования и государственного и муниципального управления. При этом однойиз главных задач управления сложными социально-экономическими системами, каковыми являются регион и муниципалитет, выступает обеспечение их устойчивости.

Ввиду того, что важнейшей функцией управления выступает планирование, создание системы планирования регионального развития является актуальнейшей задачей.

Планомерность как общественная категория возникает по мере становления общественно-государственной и муниципальной собственности. Экономическая мысль, совершая поиск путей становления системы планирования, испытывала колебания, вступала в противоборство, допуская ошибки и избавляясь от них под влиянием реальных явлений хозяйственной жизни.

Исследование теоретико-методологических основ планирования позволяет утверждать, что Советский Союз был первым в мире государством, где основополагающая идея марксистского учения о возможности планомерного управления народным хозяйством была реализована на практике и в течение десятилетий являлась ведущей в теории и практике социализма. Многие успехи интенсивного развития советской экономики, особенно в сфере ускоренной индустриализации, связаны с планированием.

С целью организации планового руководства хозяйством страны в 1917 г. был создан Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), который в последующем превратился в руководящий центр управления и планирования промышленности. В феврале 1920 г. была создана Государственная комиссия по электрификации, на базе которой в 1921 г. организован Госплан – общегосударственная плановая комиссия.

Становление и совершенствование форм и методов планирования и прогнозирования на макроуровне в России началось в двадцатых годах XX века. К разработке методологии планирования подключились представители российской экономической школы.

Развернувшаяся в 1920-е годы дискуссия между Н.Д. Кондратьевым и С.Г. Струмилиным о методах комбинирования плана и рынка имела итогом создание в Советской России теории государственного планового регулирования [85].

Принципиальными вопросами методологии планирования, вызвавшими дискуссию среди ученых, явились следующие.

Во-первых, подходы к планированию. Так, известные теоретики 20-х годов Н.Д. Кондратьев и В.Н. Базаров в качестве отправного пункта методологии планирования рассматривали генетические и телеологические (целевые) начала создания плана. Н.Д. Кондратьев считал предпочтительным генетический подход, который исходит из учета объективных условий, из анализа прошлого опыта других стран и экстраполяции выводов на будущее. Для планирования это означало опору на научное предвидение, вытекающее из прошлого, но без учета конкретных потребностей общества и изменяющихся условий. Другой исследователь того времени – А.Н. Ковалевский в брошюре «К методологии перспективного планирования» (1924) отмечал, что план должен строиться не генетически, а телеологически, не путем проектирования в будущее фактической динамики настоящего, а посредством целевого построения преобразований. Хозяйствование, не подчиненное общественной цели, по мнению А.Н. Ковалевского, означает стихийность развития .

Во-вторых, в методологии планирования долгое время оставался спорным вопрос о соотношении объективного и субъективного начал в формировании плана. По мнению А.Н. Ковалевского, при выборе цели и ее обосновании сказывается субъективная позиция того или иного ученого, специалиста, государственного деятеля. Этот очень активный фактор, оказывая иногда существенное влияние на разработку плана, отодвигал объективные условия, искажал целевую установку плана, делал ее проблематичной, научно необоснованной. Однако эта проблема так и не была решена, что в дальнейшем послужило источником возникновения бюрократического стиля управления экономикой, который известен как командно-административный.

В-третьих, особое внимание ведущие ученые того времени уделяли реальности планов, подвергали резкой критике отрыв целей плана от имеющихся возможностей, разработку так называемых «смелых» планов. В статье «План и предвидение» Н.Д. Кондратьев призывал не поддаваться гипнозу гигантских, но несбыточных проектов, «фетишизму цифр»: «Одно из двух: или мы хотим иметь серьезные и реальные планы и в таком случае должны говорить в них лишь то, на что мы имеем известные научные основания; или мы будем продолжать заниматься всевозможными «смелыми» расчетами и выкладками на будущее без достаточных оснований, и тогда мы должны заранее примириться, что эти расчеты произвольны, что такие планы лишены реальности. Но какая цель и цена таких планов? В лучшем случае они останутся безвредными, потому что они мертвы для практики. В худшем – они будут вредными, потому что могут ввести практику в тяжелые ошибки» .

В работах «Проблема предвидения» (1926), «План и предвидение» (1927), «Критические заметки о плане развития народного хозяйства» (1927) Н.Д. Кондратьев последовательно разработал теорию планирования в регулируемой рыночной экономике.

Он утверждал, что «…построение плана является одной из важнейших предпосылок управления хозяйством. Но если планы в наших условиях столь необходимы, то, очевидно, столь же необходимо и то, чтобы эти планы были удовлетворительными и реальными планами, планами, на которые было бы возможно опираться в руководстве народным хозяйством». Хотя впоследствии его позиция была отвергнута, сейчас приходится возвращаться к научным основам прогнозирования и планирования, и наследие Н.Д. Кондратьева, подчеркнем, может послужить концептуальной основой современных разработок в этом направлении.

Особенность первых годовых планов – их необязательный характер, за исключением некоторых ключевых отраслей.

Однако с начала 30-х годов планы стали строго обязательными, приобрели директивный характер. Постепенно расширялся круг объектов планирования и планируемых показателей. Наряду с планированием развития экономики уделялось внимание планированию социального развития, а позже, с десятой пятилетки (1976 – 1980 гг.), осуществлялось планирование охраны окружающей среды.

Существенный вклад в становление и развитие методического инструментария планирования внесли В.В. Леонтьев, академики В.С. Немчинов, Л.В. Канторович, Н.П. Федоренко. Основным методом планирования долгие годы оставался балансовый. Начиная с шестидесятых годов широкое применение нашли проблемно-комплексный (позже названный программным) и территориально-комплексный методы. В 70-е и 80-е годы в СССР особая значимость придавалась методам оптимизации. Были разработаны экономико-математические модели оптимального функционирования экономики, отраслевого планирования и планирования на предприятиях.

Важным этапом в развитии планирования стало принятие в 1979 г. постановления «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работ». Этот документ предусматривал усиление роли пятилетних планов, «введение системы, включающей 20-летнюю программу научно-технического прогресса и 10-летние планы основных направлений социально- экономического развития» .

В постановлении «О перестройке планирования и повышении роли Госплана СССР в новых условиях хозяйствования» (1987 г.) был намечен ряд мер по повышению научной обоснованности планов, улучшению работы плановых органов, переходу от преимущественно административных методов к экономическим. Особое значение придавалось разработке концепции социального и экономического развития страны на 15-летний период. Концепция должна была определять приоритеты и цели развития экономики, направления структурной и инвестиционной политики,

научно-технического прогресса, рубежи социального развития. Реализация основных направлений концепции предполагалась через разработку пятилетних и годовых планов.

Предусматривалось сокращение перечня утверждаемых показателей и придание им ориентирующего характера.

Вместе с тем данные подходы не были реализованы. Российские экономические реформы начала 1990-х годов породили большое количество не совсем верных экономических суждений о путях развития экономики страны. В первую очередь это относится к тезису «о несовместимости плана и рынка» и, как следствие, к отказу от использования методов планового регулирования при создании основ рыночной экономики.

Мы полностью разделяем позицию авторов относительно того, что переход к рыночной системе сопровождался активным свертыванием этих процедур на всех уровнях управления. Резко сузились сложившиеся масштабы регулирования и целенаправленного управления развитием регионов, произошел отказ от планирования развития страны в целом и отдельных территорий.

Система централизованного планирования экономики разрушилась, в структурах территориального управления практически полностью были упразднены плановые органы, произошел отток квалифицированных кадров из сферы планирования комплексного социально-экономического развития территорий.

Сокращение, а в ряде случаев и прекращение целенаправленной и постоянной работы по комплексному анализу складывающейся социально-экономической ситуации, сворачивание работ по прогнозированию развития экономики, социальной сферы, формированию плановых документов стратегического характера вызвало разрушение информационной базы расчетов прогнозноаналитического характера.

Следствием разрушения прежней системы директивного планирования стала, по нашему мнению, дезорганизация экономики, а в итоге – «потеря управляемости экономикой, громадный ущерб, нанесенный производству и жизненным интересам десятков миллионов людей» . Реформы, имевшие своей целью создание эффективной экономики и на ее основе повышение уровня и качества жизни населения страны, оказались направленными против населения. В российском обществе преобладающими стали следующие негативные тенденции:

1) снижение численности населения;

2) превышение смертности над рождаемостью;

3) сокращение продолжительности жизни – как фактической,

так и ожидаемой;

4) рост общей заболеваемости, инвалидизации и социальных

аномалий;

5) снижение уровня жизни;

6) разрушение социальной сферы .

По оценкам специалистов ООН, в России за период 1992 – 1997 гг. индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) снизился более чем на 40 пунктов. Если в 1990 г. Российская Федера- ция занимала 26 место в мире и ИРЧП составлял 0,876, то в 1997 г. страна переместилась на 71 место (ИРЧП стал равен 0,747), по существу замыкая группу стран с высоким уровнем человеческого потенциала.

Проведенное в Вологодской области исследование развития социально-экономических процессов показало, что на региональном уровне тенденции практически во всем соответствуют российским. Институциональные перемены, к сожалению, не сопровождались повышением эффективности регионального промышленного производства. Предоставление предприятиям права устанавливать цены на продукцию с сохранением механизмов затратного ценообразования привело к росту инфляции издержек, перенесению их на потребителей. Платежеспособный спрос на продукцию упал.

Это вызвало резкий спад натуральных объемов производства. В середине 1990-х годов объем промышленного производства в РФ сократился более чем наполовину к уровню 1990 года.

В Вологодской области сокращение было несколько ниже – на 35%. Особенно быстро снижались объемы производства на предприятиях машиностроения, легкой и пищевой промышленности. Принятые меры, а также благоприятная ситуация на внешних рынках способствовали восстановлению в регионе в конце 2005 г. докризисного уровня промышленного производства.

Отказ от плановых методов управления оказал отрицательное воздействие и на сельское хозяйство – произошел крупномасштабный спад сельскохозяйственного производства. Правда, в Вологодской области он был ниже, чем в целом по стране .

Однако валовые объемы сельскохозяйственной продукции в сопоставимых ценах в области снизились к 1998 г. на 34% по сравнению с дореформенным уровнем.

Заметим, что негативные проявления того курса в аграрной сфере региона еще не преодолены. Несмотря на принятие позже государственной властью ряда мер по поддержке аграрного сектора, положение в нем по многим позициям продолжает ухудшаться.

Значительно ухудшилось финансовое состояние сельхозпредприятий. Так, если в 1991 г. доля убыточных предприятий составляла 2%, то в 1998 г. – уже 87%. В подавляющем большинстве хозяйств прекратилось приобретение взамен изношенных новых тракторов и других сельхозмашин, резко уменьшилось применение удобрений, сократились посевные площади и поголовье продуктивного скота, заметно сжалась численность работников, занятых в сельхозпроизводстве .

Резко снизился уровень жизни населения. В период с 1996 по 1999 г. в области отмечалось устойчивое повышение доли тех людей, чьих доходов хватало, по их оценкам, в лучшем случае на приобретение продуктов питания (с 68 до 72%). Стали преобладающими негативные демографические тенденции, продолжительность жизни резко сократилась .

Итак, отечественный опыт планирования социально-экономических процессов свидетельствует о том, что эволюция планирования в России, а затем в Советском Союзе происходила от стратегического индикативного планирования к тотальному директивному. И в начале 1990-х годов произошел практически полный отказ от планирования социально-экономического развития страны в целом, а в особенности региональных социально-экономических систем. Это резко снизило эффективность деятельности властных структур и явилось одним из главных факторов ухудшения состояния экономики и социальной сферы.

Основными причинами отказа от планирования, на наш взгляд, послужили, во-первых, несовершенство центрально-директивного планирования и чрезмерная детализация планов; во-вторых, принятие тезиса о «несовместимости плана и рынка»; в-третьих, отсутствие ресурсов для социально-экономического развития.

Изучение мирового опыта планирования позволяет утверждать, что за рубежом эволюция планирования проходила в обратном направлении. Теоретико-методологические основы планирования, созданные российскими учеными-экономистами, и практический опыт советского государства стали основой для разработок в области экономического планирования и прогнозирования в зарубежных странах. Мощным толчком в развитии прогнозирования и планирования за рубежом явился кризис 1929 – 1933 гг., заставивший искать пути выхода из него. С 1930-х годов прогнозы и планы становятся неотъемлемым элементом системы государственного регулирования экономики .

В 1944 г. американский исследователь К. Ландауэр опубликовал книгу «Теория национального экономического планирования», в которой предложил схему планирования, ставшую в дальнейшем основой индикативного планирования. Эта схема позволяла правительству воздействовать на экономическое развитие посредством координации и обеспечения информацией.

В начале 60-х годов в западных странах происходит расширение сферы индикативного планирования и усложнение административного аппарата, используемого для разработки планов.

Необходимость макроэкономического планирования была обусловлена макроэкономической неустойчивостью, усилением степени интеграции различных хозяйственных единиц и секторов экономики, ростом доли правительства в использовании ВВП, нарастающим загрязнением окружающей среды от деятельности частных предприятий.

В послевоенный период индикативное планирование получило значительное развитие в ряде капиталистических стран и доказало высокую эффективность в качестве одного из средств государственного регулирования рыночной экономики .

С начала 60-х годов в западных странах происходит расширение сферы планирования и усложнение административного аппарата, занятого разработкой планов. Индикативное планирование занимает прочное место в перечне механизмов государственного регулирования экономики.

Обобщая опыт планирования, накопленный в различных странах за послевоенный период, можно условно выделить четыре основных подхода к определению понятия индикативного планирования, которые отражают относительно различные его функции и аспекты .

Первый подход основан на представлении об индикативном планировании как макроэкономическом планировании при самостоятельности хозяйствующих субъектов. Этого подхода придерживается ряд российских и китайских экономистов. Е. Иванов рассматривает индикативное планирование как «процесс формирования системы параметров (индикаторов), характеризующих состояние и развитие экономики страны, соответствующее государственной социально-экономической политике, и установление мер государственного воздействия на социальные и экономические процессы с целью достижения указанных индикаторов» .

Китайский экономист Цзиньвэнь Ли считает, что планирование в Китае носит не директивный, а индикативный характер, поскольку макроэкономическое планирование «не подразумевает всестороннего вмешательства государства в хозяйственную деятельность, а представляет собой регулирование и контроль, подчиненные определенной цели, и затрагивает лишь наиболее важные направления экономического развития» .

Второй подход к определению индикативного планирования отражает его информационно-ориентирующую и мотивационную функции. По мнению представителя российской экономической школы В. Шумейко, индикативное планирование означает, что «государство в интересах всей нации, с учетом потребностей регионов, а также субъектов рынка разрабатывает проекты экономического развития всего народного хозяйства (в том числе частного сектора); устанавливаются конкретные хозяйственные ориентиры, включая макроэкономические параметры и обеспеченные ресурсами структурные показатели». Тем самым мотивируется заинтересованное участие как предпринимателей всех форм собственности, так и субъектов Федерации в выполнении задач, формулируемых государством, реализации проектов, важных для общества.

Сторонники третьего подхода, нашедшего применение во многих странах, основываются на том, что индикативный план содержит обязательные задания для предприятий госсектора.

Частные предприятия ориентируются на индикаторы плана, несмотря на то, что это для них не обязательно. Следовательно, индикативный план предлагается трактовать как систему показателей, реализующих централизованное управление и косвенное регулирование различных секторов экономики. Это и ориентирующие показатели – конкретные цифры, имеющие лишь информационное значение для частных предприятий, и директивные показатели в форме государственного заказа, и экономические регуляторы, включая цены, налоги, процентные ставки, экономические нормативы.

Как представляется сторонникам четвертого подхода, индикативное планирование – это механизм координации действий и интересов государства и других субъектов экономики. Помимо информационного значения такое планирование выполняет координационную роль. Оно предполагает согласование деятельности центральных органов, регионов и предприятий в процессе самостоятельной разработки каждым из них своих планов и производственно-хозяйственных программ. Авторы этой позиции рассматривают план как результат многоступенчатых уточнений, согласований. В реализации такого плана заинтересованы все участники его создания. Вместе с тем плановые показатели не являются обязательными, а выступают в качестве экономических индикаторов – носителей информации об ожидаемой экономической конъюнктуре.

По нашему мнению, именно координирующая функция индикативного планирования является основной. Информирование, ориентация, стимулирование хозяйствующих субъектов на выполнение заданий плана в тех или иных формах существует и в системе центрально-директивного планирования. Однако именно индикативное планирование обеспечивает равноправное взаимодействие как государственных институтов, так и хозяйствующих субъектов всех форм собственности. Этого взгляда придерживается ряд российских экономистов. Они считают, что необязательность плана не играет большой роли, главное – непосредственная вовлеченность в плановый процесс предприятий и их объединений, а также других независимых субъектов, включая региональные и местные власти, общественные организации.

При этом индикативное планирование определяется как процесс формирования системы параметров (индикаторов), характеризующих состояние и развитие экономики страны, соответствующее социально-экономической политике, определение общенациональных приоритетов и разработка мер государственного воздействия на социальные и экономические процессы с целью достижения установленных индикаторов.

В отличие от свойственных централизованному хозяйствованию плановых директив, идущих сверху, индикативные планы не содержат обязательных заданий хозяйствующим субъектам и разрабатываются с участием и учетом предложений деловых кругов и научного сообщества. Сама процедура подготовки плана преследует цель формирования общенационального консенсуса в отношении приоритетов социально-экономического развития страны и опирается на функционирование институтов социального партнерства. Индикативные планы не препятствуют свободному целеполаганию самостоятельно хозяйствующих субъектов, а выполняют для них функцию «маяков, высвечивающих перспективные направления экономической конъюнктуры и политики государства» .

Вовлечение в систему индикативных планов частных предприятий и территориальных властей породило структурную форму индикативного планирования, при которой государство, кроме бюджетирования и макропрогнозирования, осуществляет структурную политику при помощи соответствующих целевых программ. При этом предприятиям предоставляется поддержка в зависимости от их конкретного участия в этих программах. Интересы и цели государственных и негосударственных субъектов управления координируются преимущественно путем использования налоговых льгот, льготных кредитов и иных мер государственной поддержки в рамках селективной структурной политики.

Под влиянием кризиса развития 1970-80-х годов, который был связан со сменой доминирующих технологических укладов, углублением постиндустриальных тенденций развития и глобализацией рынков, индикативное планирование в развитых странах трансформируется в стратегическую форму, суть которой заключается в выборе главных приоритетов развития национальной экономики при ведущей роли государства. Для стратегической формы индикативного планирования характерна гибкость, необходимая при быстрых эволюционных изменениях в экономике. Она резко расширяет временной горизонт и в максимальной мере выступает как способ разработки и реализации долгосрочной социально-экономической политики государства. В стратегическом планировании по сравнению со структурной его формой значительно сокращается регламентация действий субъектов, сроков и количество показателей планирования.

На наш взгляд, эволюция форм индикативного планирования от конъюнктурной к структурной, а затем к стратегической предполагает повышение степени его эффективности и отлаженности взаимодействия органов управления всех уровней.

Итак, в условиях рыночной экономики государство осуществляет разной интенсивности воздействия на социальные и экономические процессы, используя такие формы своей деятельности, как прогнозное предвидение, разработка стратегий и планов развития.

Планирование и прогнозирование давно стали предметом внимания мирового сообщества, и прежде всего Организации Объединенных Наций. Для проведения работ в этой области был организован Комитет по планированию развития, в состав которого вошли все министры плановых органов стран-членов ООН.

В дополнение к традиционным инструментам государственного регулирования и как их неотъемлемая составная часть Комитетом рассматривается стратегическое планирование.

В определении ООН стратегическое планирование представляет собой особый вид деятельности хозяйствующих субъектов, территориальных органов исполнительной и законодательной власти (муниципалитетов, отдельных регионов, региональных ассоциаций) субъектов федерации, федеральных органов исполнительной и законодательной власти государства в целом, состоящих в подготовке проектов стратегических решений в виде прогнозов на сроки от нескольких лет и более, программ и планов, предусматривающих выдвижение конкретных целей и стратегий поведения соответствующих объектов управления, реализация которых обеспечивает их эффективное функционирование в долгосрочной перспективе с учетом имеющихся ресурсов, выбора приоритетов в их использовании с учетом изменяющихся условий внешней среды .

Основываясь на вышеизложенном, можно сделать следующие принципиальные выводы.

Во-первых, планирование, в том числе стратегическое, – продукт отечественной науки и практики. Впоследствии оно было внедрено во многих капиталистических странах с учетом особенностей рыночного типа экономики.

Во-вторых, изменение характера планирования в России и за рубежом происходило в противоположных направлениях: в России – от стратегического к директивному и практически полному отказу от планирования, а в зарубежных странах – от директивного к индикативному, стратегическому.

В-третьих, в перечне факторов, обеспечивающих успешное развитие наиболее продвинутых западноевропейских регионов и стран в целом, особо важное место занимает стратегическое индикативное планирование, которое обеспечивает эффективное и устойчивое функционирование социально-экономических систем в долгосрочной перспективе и быструю адаптацию к изменяющимся условиям внешней среды.

В-четвертых, период свободного рыночного «плавания» в России показал, что для поступательного развития страны и ее регионов требуется более четкое определение ценностных ориентиров, масштабов решения проблем долгосрочного характера на всех уровнях власти.

Следовательно, использование положительного отечественного и зарубежного опыта планирования, особенно его стратегической формы, является актуальнейшей задачей.

Для решения важнейших для страны проблем правительственными структурами разрабатываются среднесрочные программы социально-экономического развития, федеральные и ведомственные целевые программы, приоритетные национальные проекты.

Однако, по нашему мнению, этот документ имеет ряд принципиальных недостатков.

Во-первых, он не содержит сроков реализации и количественных показателей – ориентиров развития, по которым можно судить о степени достижения выбранных целей. Отсутствие ориентиров не позволяет определить этапы, а следовательно, и организовать реализацию намеченного.

Во-вторых, в условиях конкурентной рыночной среды развитие региона и муниципальных образований определяется эффективностью использования имеющихся ресурсов, поэтому все острее встает вопрос о необходимости перехода экономики, в том числе и региональной, на инновационный путь развития. Однако в правительственном документе развитию инновационного и человеческого потенциалов уделено крайне мало внимания.

В-третьих, документ во многом носит декларативный характер, из текста неясно, каким образом будут достигаться те или иные задачи.

В-четвертых, крайне мало внимания уделяется вопросам пространственного развития, т. е. развитию муниципальных образований, входящих в состав области. Кроме того, отсутствие региональных ориентиров делает весьма затруднительным выбор ориентиров развития муниципальных образований.

В-пятых, следовало бы более конкретно прописать, какие ресурсы и какие их источники следует задействовать в долгосрочной перспективе, чтобы реализовать намеченное.

К числу основных проблем, с которыми сталкиваются регионы в процессе разработки и реализации стратегий, можно отнести следующие.

Первое. Слабо развито методическое сопровождение и нормативно-правовая база регионального планирования. В действующем законодательстве отсутствует четкая трактовка программных документов для регионов, а также регламентация взаимосвязи основных документов социально-экономического планирования федерального и регионального уровня.

Второе. Отсутствует достоверная информация о перспективах деятельности бизнеса на территории региона. При определении перспектив развития региона наиболее сложными являются оценка деятельности бизнеса и прогноз его инвестиционных намерений. Проблема получения информации о перспективах деятельности бизнеса на территории региона осложняется в связи с широко трактуемой «коммерческой тайной».

Третье. Принимаемые на федеральном уровне среднесрочные программы социально-экономического развития носят описательный характер, часто не содержат конкретных целевых ориентиров, перечней мероприятий, крупных инвестиционных проектов, связанных с определенными отраслями экономики или видами экономической деятельности и территориями Российской Федерации.

Таким образом, обобщая изложенное выше, можно сделать следующие выводы:

1. Отказ от планирования социально-экономического развития страны в целом, а региональных социально-экономических систем в особенности, в начале 1990-х годов резко снизил эффективность деятельности властных структур и явился одним из главных факторов ухудшения состояния экономики и социальной сферы.

2. Период рыночных преобразований показал, что для поступательного и устойчивого развития страны и ее регионов требуется четкое определение стратегии социально-экономического развития, предусматривающей выдвижение таких целей развития и механизмов их достижения, реализация которых обеспечит эффективное и устойчивое развитие социально-экономических систем в долгосрочной перспективе и быструю адаптацию к изменяющимся условиям внешней среды.

3. В настоящее время прилагаются существенные усилия в сфере стратегического планирования социально-экономического развития страны, ее федеральных округов, регионов, в том числе муниципальных образований. Однако качество разрабатываемых документов остается невысоким.

4. Основной причиной слабой проработанности региональных стратегий, препятствующей более полному использованию стратегического планирования на региональном уровне, является прежде всего несовершенство законодательства в области стратегического планирования, а также отсутствие единых общепризнанных теоретико-методологических основ территориального стратегического планирования. Несмотря на большое количество научных работ, посвященных стратегическому планированию социально-экономического развития территорий, теоретико-методологические основы и методический инструментарий создания системы регионального стратегического планирования требуют уточнения и совершенствования.

 


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Влияние инноваций на устойчивый рост региональной экономики | Методология формирования стратегии регионального развития

Дата добавления: 2014-05-03; просмотров: 1208; Нарушение авторских прав




Мы поможем в написании ваших работ!
lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.012 сек.