Студопедия

Главная страница Случайная лекция


Мы поможем в написании ваших работ!

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика



Мы поможем в написании ваших работ!




ГЛАВА 1. СУБЪЕКТЫ (УЧАСТНИКИ) СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Читайте также:
  1. Билет 38. Руководитель, его личность и деятельность как субъекты управления.
  2. Вопрос 3. Производство судебной экспертизы
  3. Вопрос. Основные этапы развития российской судебной системы.
  4. Вопрос. Понятие и признаки судебной власти
  5. Вопрос: Субъекты и виды правотворчества
  6. Вопрос: субъекты правоотношений
  7. ВТОРАЯ ГЛАВА
  8. ГЛАВА 1
  9. Глава 1
  10. Глава 1 ДИДАКТИКА И МЕТОДИКА В СИСТЕМЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК

 

 

Субъектами (участниками) судебной экспертизы являются органы и лица, принимающие участие в ее производстве и наделенные соответствующими процессуальными правами и обязанностями. Их можно разделить на четыре категории.

1. Органы и лица, назначившие судебную экспертизу – суд, прокурор, следователь, дознаватель.

2. Лица, осуществляющие производство экспертизы – эксперт, руководитель судебно-экспертного учреждения.

3. Участники уголовного процесса (в узком смысле слова, то есть лица, имеющие по делу собственный или представляемый интерес) – подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, его представитель, законные представители.

4. Лица, в отношении которых производится экспертиза (подвергающиеся экспертному исследованию) – подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель. Подозреваемый, обвиняемый и потерпевший в таких случаях вступают одновременно в двух качествах – представителя 3-й и 4-й категории участников экспертизы, обладают правами и обязанностями тех и других.

Рассмотрим процессуальный статус этих субъектов, их права и обязанности при производстве судебной экспертизы.

1. Органы и лица, назначившие судебную экспертизу.

Наиболее подробно этот вопрос регламентирован применительно к следователю (глава 27 УПК). В отношении других субъектов – суда, прокурора, дознавателя закон содержит отсылочные нормы, определяя их полномочия по аналогии со следователем (ст. 283, ч. 3; 37, ч. 2 и 3, 223 ч. 1 УПК). Поэтому представляется удобным и уместным рассмотреть данный вопрос также применительно к следователю, имея в виду, что все сказанное целиком относится и к другим субъектам данной категории, если иное не оговорено особо.

Полномочия следователя при производстве судебной экспертизы можно разделить на три группы: относящиеся к назначению экспертизы, в процессе ее производства и после ее завершения.

При производстве судебной экспертизы следователь прежде всего решает вопрос о ее назначении. За исключением случаев обязательного назначения экспертизы (ст. 196 УПК) данный вопрос решается по его усмотрению (подробней об этом см. главу 2). Кроме того, следователь определяет объем задания эксперту – какие объекты подлежат исследованию и какие вопросы необходимо решить. Это задание является для эксперта обязательным. Он должен провести исследование всех представленных ему объектов и разрешить все поставленные перед ним вопросы, а в случае невозможности этого – обосновать такую невозможность в своем заключении. Эксперт вправе расширить объем задания, решить по собственной инициативе какие-то вопросы (подробней об этом см. ниже). Но сузить его не может.

Далее. Следователь осуществляет выбор конкретного эксперта или судебно-экспертного управления, которому поручается производство экспертизы. Как известно, экспертиза может быть осуществлена в судебно-экспертном учреждении или экспертом, не являющимся работником такого учреждения (так называемым частным экспертом). В какой именно форме она будет проведена и кому конкретно поручена, определяет следователь.

И в теории, и на практике считается общепризнанным, что при поручении экспертизы судебно-экспертному учреждению следователь вправе определить конкретного работника данного учреждения, который должен ее произвести, и это его указание является обязательным для руководителя учреждения.1 Однако этот постулат вызывает сильные сомнения.



Во-первых, никаким законом такое право следователя не предусмотрено. Напротив, везде говориться, что следователь лишь направляет в соответствующее судебно-экспертное учреждение свое постановление и необходимые материалы, а поручение производства экспертизы конкретному эксперту или экспертам из числа работников данного учреждения осуществляет его руководитель (ст. 199 УПК).

Во-вторых, это представляется неправильным и по существу. Следователь чаще всего не знает специализации конкретных экспертов, их возможностей, нагрузку на данный момент и других обстоятельств, о которых лучше всего осведомлен руководитель. Поэтому такие назначения со стороны следователя могут отрицательно сказаться на работе учреждения, а при неумеренном их применении даже дезорганизовать ее (особенно в небольших судебно-экспертных учреждениях). Так, вполне может быть, что для данной экспертизы нет никакой необходимости привлечения эксперта столь высокого класса, которого лучше использовать при производстве более сложных комплексных, многообъектных) экспертиз, и вообще, следователь может до бесконечности «эксплуатировать» полюбившегося ему эксперта (например, автотехника), во вред другим экспертизам и нормальной работе учреждения.

Таким образом, представляется, что исключительным правом определения конкретного эксперта (экспертов) при назначении экспертизы судебно-экспертному учреждению располагает только руководитель этого учреждения, который лучше осведомлен о возможностях своих работников и отвечает за их максимально эффективное использование и вообще за организацию работы учреждения (кстати, и сложность предстоящего исследования он может оценить лучше, чем следователь). Следователь может лишь просить о назначении конкретного эксперта в порядке рабочего контакта, но не вправе ничего предписывать, поскольку это означает явное вторжение в чужую компетенцию. Конкретного эксперта (экспертов) следователь может назначать лишь когда экспертиза проводится вне экспертного учреждения.

В процессе производства судебной экспертизы следователь имеет следующие полномочия. Во-первых, он вправе присутствовать при производстве экспертизы (ст. 197 УПК). Такое присутствие может быть очень полезным, поскольку способствует полноте экспертного исследования и правильной оценке заключения, поэтому часто рекомендуется в теории и на практике отдельных видов и родов экспертиз.[1]

Следователь вправе присутствовать при всех проводимых экспертом исследовательских действиях или только некоторых из них.

Присутствие следователя при производстве экспертизы не означает просто пассивного наблюдения за ее ходом. Согласно ст. 197 УПК, следователь вправе получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий. Отсюда следует, что он может задавать эксперту вопросы по поводу этих действий, сущности применяемых им методов исследования и т.п.

Вместе с тем, недопустимо вмешательство следователя в процесс экспертного исследования, дача ему каких-либо указаний, что было бы нарушением принципа независимости эксперта, о котором речь пойдет ниже. Поэтому существуют ограничения для следователя либо других лиц, присутствующих при производстве судебной экспертизы. Так, они не вправе присутствовать при составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов (ст. 24 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»). Таким образом, не допускается не только прямое вмешательство в процесс экспертного исследования, но и действия, которые могут оказать какое-то косвенное воздействие на убеждение эксперта, иным образом ограничивать его свободу и независимость.

Конечно, присутствие следователя при производстве экспертизы может быть полезным и для самого эксперта, побуждая его более тщательно исследовать вопросы, вызвавшие непонимание следователя, или более аргументировано их изложить в заключении. Не исключено также, что следователь заметит какие-то недостатки и пробелы в исследовании, о чем скажет эксперту. Но все это может осуществляться лишь в рамках делового контакта, за пределами процессуальной деятельности.

В связи с этим встает проблема более широкого плана – о взаимоотношениях следователя с экспертом и его правомочиях по отношению к нему в ходе производства экспертизы.

Отечественной правовой наукой давно отвергнут бытовавший в прошлые десятилетия тезис о «руководстве судебной экспертизой» со стороны следователя.1 Видимо, правильней говорить о контроле следователя за производством экспертизы. Точнее о процессуальном контроле.

И после назначения экспертизы, в ходе ее производства у следователя остается целый ряд процессуальных полномочий, позволяющих осуществлять такой контроль. В чем это выражается?

Во-первых, за следователем остается право корректировки задания эксперту. Как уже говорилось, при назначении экспертизы следователь определяет объем задания эксперту, который является для него обязательным. Однако следователь может его изменить уже в ходе исследования, если в этом возникат необходимость. Так, отдельные вопросы могут быть сняты (например, если какой-то объект оказался не относящимся к делу или недопустимым). Производство экспертизы может быть прекращено и полностью (например, при прекращении уголовного дела). И на разрешение эксперта могут быть поставлены дополнительные вопросы, возникшие уже после назначения экспертизы (не путать с дополнительной экспертизой, которая назначается после завершения первичной).

Как должны процессуально оформляться такие изменения? В законе этот вопрос не регламентирован. На практике это осуществляется по-разному, нередко неофициально, путем внесения изменений в постановление о назначении экспертизы (по договоренности с экспертом или руководителем судебно-экспертного учреждения). Представляется, такого рода изменения и дополнения должны процессуально оформляться путем вынесения соответствующего постановления – о постановке перед экспертом дополнительных вопросов либо о полном или частичном прекращении производства экспертизы. Видимо, с таким постановлением должны быть ознакомлены участники уголовного процесса, которые должны обладать при этом такими же (или аналогичными) правами, как и при назначении экспертизы.

И, наконец, в распоряжении следователя остается такое действенное средство процессуального контроля за производством экспертизы как отвод эксперта, в том числе и по мотивам его некомпетентности (ст. 70 УПК).

После завершения экспертизы следователь вправе произвести допрос эксперта, проводившего эту экспертизу, а также назначить дополнительную или повторную экспертизу (подробней о них будет сказано ниже).

2. Лица, осуществляющие производство экспертизы.

К ним, как говорилось, относятся эксперт и руководитель судебно-экспертного учреждения.

Эксперт – это лицо назначенное в установленном законом порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Существует две категории экспертов – работники судебно-экспертных учреждений и иные (так называемые частные эксперты). Процессуальное положение их одинаковое, различается только порядок назначения. Частный эксперт становится судебным экспертом по уголовному делу после вынесения следователем (судом) постановления (определения) о назначении судебной экспертизы, в котором указывается, что ее производство поручается именно ему. Эксперт, являющийся работником экспертного учреждения, приобретает статус судебного эксперта по конкретному уголовному делу только после поручения е му этой экспертизы руководителем данного учреждения.

Эксперт – это центральная фигура при производстве судебной экспертизы. Именно он осуществляет исследование и формулирует выводы, порождает доказательство – заключение эксперта. От его квалификации и уровня проведенного им исследования зависит качество заключения.

Экспертом может быть любое лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями и незаинтересованное в исходе дела. Таким образом, эксперт должен удовлетворять двум требованиям – компетентность и незаинтересованность в исходе дела.

При отсутствии у эксперта этих качеств он подлежит отводу (ст. 70 УПК).

Заинтересованность эксперта в исходе дела может выражаться в наличии общих оснований, исключающих участие в уголовном судопроизводстве (ст. 61 УПК). Кроме того, для эксперта предусмотрено еще одно основание такого рода – если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей (п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК).1

Некомпетентность эксперта также является основанием для его отвода (п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК). Остановимся на этом вопросе несколько подробней.

Прежде всего, необходимо разграничить понятия компетенции и компетентности, поскольку и в законе (например, п. 4 ч. 3 ст. 57, п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК), и в теории1 применяется тот и другой термины.

Слово «компетенция» имеет два значения – круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлен, и круг чьих-либо полномочий, прав.2 «Компетентность» означает наличие компетенции у конкретного лица (некомпетентность – соответственно, отсутствие такой компетенции). Здесь уместна аналогия с соотношением понятий «вина» и «виновность». Первое – общее понятие, второе означает наличие вины у конкретного лица. То же самое относится к понятиям компетенция и компетентность. Мы говорим, например, что данный вопрос входит (или не входит) в компетенцию эксперта-медика и что данный эксперт продемонстрировал свою компетентность (или некомпетентность).

При производстве экспертизы в судебно-экспертном учреждении компетентность эксперта определяет его руководитель, поручающий ее производство конкретному эксперту. Если экспертиза производится вне экспертного учреждения, то компетентность эксперта предварительно проверяет сам следователь.

В государственных судебно-экспертных учреждениях существуют жесткие требования к лицам, занимающим должность эксперта (ст. 13 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»). Государственным судебным экспертом может быть гражданин Российской Федерации имеющий высшее профессиональное образование (в экспертных подразделениях МВД – также гражданин РФ, имеющий среднее специальное экспертное образование) и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном ведомственными нормативными актами. Государственные судебные эксперты подлежат аттестации при получении права самостоятельного производства судебной экспертизы, а затем – каждые пять лет специально создаваемыми для этого экспертно-квалификационными комиссиями. Порядок такой аттестации, формирование указанных комиссий, организация их работы подробно регламентированы в соответствующих ведомственных нормативных актах.1

Таким образом, существующая регламентация деятельности государственных судебно-экспертных учреждений содержит достаточные гарантии высокой квалификации государственных судебных экспертов, их компетентности. К сожалению, этого нельзя сказать о негосударственных судебно-экспертных учреждениях. Хотя действующим УПК они полностью уравнены с государственными, какая-либо регламентация их деятельности – как на законодательном, так и на ведомственном уровне, полностью отсутствует и не существует никаких, где-либо установленных требований к работающим там экспертам. Такое положение, естественно, не способствует повышению их профессионального уровня и не может быть признано нормальным.

Основным положением, определяющим статус судебного эксперта, является принцип независимости эксперта, закрепленный в ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…» (ст. 4,7). При проведении судебной экспертизы эксперт независим. Он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначившего судебную экспертизу, сторон, других лиц, заинтересованных в исходе дела. Как уже отмечалось, не допускается какое-либо вмешательство в процесс экспертного исследования. Запрещается также прямое или косвенное воздействие на эксперта со стороны любых органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц. Эксперт дает заключение, основываясь лишь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями (о взаимоотношениях эксперта с руководителем судебно-экспертного учреждения см. ниже)

Права и обязанности эксперта подробно регламентированы УПК (ст. 57), а также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ст. 15, 16).

Основной обязанностью эксперта является обязанность провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела и дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет уголовную ответственность в соответствии со ст. 307 УК. В случае некачественно проведенного исследования, повлекшего дачу ошибочного заключения, эксперт, являющийся работником экспертного учреждения, может быть привлечен к дисциплинарной ответственности в соответствии с трудовым законодательством. Если эксперту в результате проведенного исследования по не зависящим от него причинам не удалось разрешить ни одного вопроса, он должен составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дачи заключения.1

Кроме того, эксперт обязан не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с его участием в деле, если он был об этом заранее предупрежден в установленном законом порядке, а сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну, - независимо от такого предупреждения. Эксперт обязан также обеспечить сохранность представленных ему для исследования объектов и материалов дела. Нередко исследование сопряжено с повреждением или даже полным уничтожением объекта. Например, при установлении природы или химического состава вещества (наркотиков, взрывчатых веществ и др.) применение многих методов влечет за собой уничтожение (расходование) объекта. А если объект представлен в небольших количествах, то он может быть израсходован полностью, что влечет за собой утрату вещественного доказательства. Некоторые методы исследования могут повлечь существенное изменение свойств объекта или его внешнего вида. В связи с этим законом установлен порядок, согласно которому такого рода исследования могут проводиться только с разрешения органа или лица, назначившего экспертизу. Такое разрешение дается в письменном виде по запросу эксперта или может содержаться в постановлении (определении) о назначении экспертизы (ст. 10 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»).

Эксперт не вправе самостоятельно собирать какие-либо материалы для экспертного исследования и вести какие-либо переговоры с участниками уголовного судопроизводства без ведома следователя или суда. В случае возникновения такой необходимости он должен заявить соответствующее ходатайство следователю или суду. Экспертам, являющимся работниками государственных судебно-экспертных учреждений, запрещено, кроме того, осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного (частного) эксперта.

Действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено никакой ответственности за отказ эксперта от производства экспертизы. Отсюда можно сделать вывод, что эксперт (в отличие от свидетеля) не может быть принудительно привлечен к исполнению своих функций. Для эксперта – работника судебно-экспертного учреждения производство экспертизы после поручения ему таковой руководителем этого учреждения является служебной обязанностью и за отказ от него он может нести лишь дисциплинарную ответственность. Что же касается частного эксперта, то он может быть привлечен в этом качестве только на договорной основе. Однако после принятия экспертизы к своему производству эксперт, являющийся работником судебно-экспертного учреждения, и частный эксперт вправе отказаться от дачи заключения только при наличии определенных оснований, предусмотренных законом. Отказ от дачи заключения должен быть оформлен в письменном виде с изложением мотивов отказа, (подробней об основаниях и процессуальном оформлении такого отказа см. главу 2).

За разглашение данных предварительного расследования эксперт может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК. Ответственность эксперта за неисполнение других процессуальных обязанностей, а также за нарушение порядка в судебном заседании такая же, как и всех других участников уголовного судопроизводства – денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда, налагаемое судом в порядке ст. 118 УПК (ст. 117 УПК).

Для того чтобы эксперт имел возможность должным образом выполнить свою функцию, он наделен рядом процессуальных прав.

Эксперт вправе знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы. Такая необходимость часто возникает при производстве судебной автотехнической, судебной строительно-технической, судебно-экономической и некоторых других видов экспертиз, когда эксперт базирует свои выводы на данных, содержащихся в материалах дела – бухгалтерских документах, строительно-технической документации, документах, фиксирующих обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, и т.п. При этом эксперт должен находиться строго в пределах своей компетенции. Он может исследовать только те материалы, которые относятся к предмету экспертизы, не вправе давать им правовую оценку, а может оценивать их лишь с позиций своих специальных знаний для своих выводов.

Эксперт вправе ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (например, дополнительных образцов почерка), а также о привлечении к производству экспертизы других экспертов.

Эксперт может также с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда участвовать в различных процессуальных действиях – осмотрах, допросах и др. Такая необходимость возникает, если эксперту требуются дополнительные данные, отсутствующие в материалах дела. Эксперт, участвующий в допросе, может задавать допрашиваемому вопросы об обстоятельствах, относящихся к предмету экспертизы.

У эксперта есть также право на так называемую экспертную инициативу. Это означает, что он может дать вывод по вопросу, который перед ним не ставился, но который, по его мнению, может иметь значение для дела. Такое право эксперта имеет важное значение для полного и всестороннего установления обстоятельств дела и нередко реализуется на практике, поскольку следователи и судьи, не обладая соответствующими специальными знаниями, могут упустить из виду некоторые возможности экспертизы и не поставить соответствующий вопрос. В таких случаях эксперт сам может восполнить этот пробел. Например, эксперт, установив исполнителя рукописи, отметит, что она была выполнена в каком-то необычном состоянии (опьянения, болезненном и т.п.). Вполне возможно, что это обстоятельство будет иметь какое-то значение по делу.

Эксперт вправе приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Руководитель судебно-экспертного учреждения. Его полномочия, права и обязанности определены ст. 199 УПК и ст. 14, 15 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…». Их можно разделить на две категории – процессуальные и организационные.

К процессуальным относятся следующие.

По получении постановления (определения) о назначении экспертизы руководитель поручает ее производство одному или нескольким работникам учреждения, о чем уведомляет следователя или иное лицо (орган), назначившие экспертизу (для краткости опять будем говорить только о следователе, имея в виду и других субъектов, уполномоченных назначать судебную экспертизу). Как уже было сказано, такое поручение образует исключительную прерогативу руководителя.

В негосударственном судебно-экспертном учреждении руководитель при поручении экспертизы разъясняет эксперту его права и ответственность, о чем отбирает подписку. В отношении государственных учреждений это правило (закрепленное ранее в ст. 187 УПК РСФСР) отменено. Действительно, там оно не имеет смысла. Как уже говорилось, государственные эксперты до получения права самостоятельного производства экспертизы проходят специальную подготовку, в том числе по процессуальным вопросам производства экспертизы, при аттестации от них отбирается соответствующая подписка. Свои права, обязанности и ответственность они знают, что называется, наизусть. Поэтому последующие чуть ли не еженедельное разъяснение им этих прав и ответственность превращается в пустую формальность.1

Руководитель вправе возвратить материалы экспертизы без исполнения, если в учреждении нет эксперта нужной специальности, необходимой материальной базы либо специальных условий для проведения исследований. При этом он должен мотивировать такой возврат.

На практике (и в некоторых ведомственных нормативных актах) существует еще одно основание для такого возврата – наличие грубых процессуальных нарушений, делающих невозможным производство экспертизы (отсутствие объектов, указанных в постановлении о назначении экспертизы, вопросов, ставящихся на разрешение эксперта и т.п.), если эти нарушения не устранены в установленный срок после извещения об этом следователя.

Если в постановлении (определении) о назначении экспертизы указано на ее комиссионный или комплексный характер, то это указание является обязательным для руководителя и может быть не выполнено лишь при отсутствии такой возможности, о чем извещается следователь. Вместе с тем, руководитель вправе по собственной инициативе организовать комиссионную или комплексную экспертизу, поскольку это лишь повышает качество проводимого исследования и надежность и авторитетность выводов. Особенно это относится к комплексной экспертизе, необходимость в которой далеко не всегда очевидна, а нередко выявляется лишь в ходе исследования (подробней об этом см. главу 3).

В связи с этим руководитель может подключить к экспертизе новых экспертов уже в ходе ее проведения, если это вызывается необходимостью.

Представляется, руководитель вправе откорректировать название экспертизы, ее род или процессуальный вид. Нередко она неправильно именуется в постановлении (определении) о ее назначении. Особенно часто следователи путают дополнительную и повторную экспертизы и руководителю ничего не остается как зарегистрировать ее в отчетности (а эксперту – указать в своем заключении) под другим названием. Против этого можно возразить, что указание следователя (а тем более, суда) обязательны и для эксперта, и для руководителя судебно-экспертного учреждения. Однако превыше всего все-таки закон, а не постановление (определение) о назначении экспертизы. И если данная экспертиза по закону является не дополнительной, а повторной, то она и должна проводиться по правилам повторной и под таким же названием.

Следователями (судами) нередко допускаются также ошибки в определении комплексного характера экспертизы, что также исправляется руководителем судебно-экспертного учреждения. Например, следователь направляет на комплексную экспертизу документ и ставит на ее разрешение три вопроса – на этой ли пишущей машинке (принтере) выполнен текст, этой ли печатью оставлен оттиск и этим ли должностным лицом выполнена подпись. Однако все три вопроса между собой никак не связаны и решаются разными специалистами. И руководитель совершено обоснованно организует три экспертизы, каждая из которых поручается разным экспертам, и направляется следователю три заключения.

Однако руководитель не вправе привлекать к производству экспертизы лиц, не работающих в данном учреждении. В случае такой необходимости он должен обратиться с соответствующим ходатайством к органу или лицу, назначившему экспертизу. Межведомственная экспертиза (проводимая экспертами двух или более учреждений) может быть проведена только по постановлению (определению) этого органа или лица (подробней см. главу 2).

Руководитель не вправе также самостоятельно истребовать или иным образом собирать какие-либо материалы и объекты исследования, необходимые для производства экспертизы, а также разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с производством экспертизы (в частности, касающиеся личной жизни граждан или составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну).

Руководитель судебно-экспертного учреждения, как и эксперт, не может быть каким-то образом заинтересован в исходе дела, по которому назначена экспертиза. В случаях, когда выявляются какие-то обстоятельства, подтверждающие такую заинтересованность, производство судебной экспертизы не может быть поручено этому учреждению, а если это производство начато, то должно быть немедленно прекращено (ст. 18 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»).

На практике процессуальные и иные функции руководителя (особенно в крупных судебно-экспертных учреждениях) нередко выполняют его заместители или руководители структурных подразделений (лабораторий, отделов). Такая практика, давно существовавшая, теперь узаконена. Согласно ст. 15 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…» руководитель государственного судебно-экспертного учреждения вправе передавать часть своих обязанностей и прав, связанных с организацией и производством судебной экспертизы, своему заместителю, а также руководителю структурного подразделения данного учреждения. В таких случаях эти лица располагают всеми выше перечисленными правами и обязанностями.

Остановимся теперь на полномочиях руководителя судебно-экспертного учреждения в отношении эксперта, о его взаимоотношениях с ним и о соблюдении при этом принципа независимости эксперта.

При поручении эксперту производства экспертизы руководитель определяет срок ее проведения, а затем контролирует его соблюдение. Сроки производства эксперту установлены ведомственными нормативными актами и зависят от сложности экспертизы.1 В случае необходимости этот срок может быть продлен руководителем, о чем извещается следователь.

Однако контрольные функции руководителя не ограничиваются только соблюдением сроков проведения экспертизы. Руководитель судебно-экспертного учреждения осуществляет так же контроль за полнотой и качеством проведенных исследований (ст. 14 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»). Это означает, что он, в отличие от всех других субъектов, может вмешиваться в процесс экспертного исследования (а не просто присутствовать при нем).

В чем это может выражаться?

Руководитель вправе осуществлять текущий контроль за производством экспертизы – знакомиться с ходом и промежуточными результатами исследований (графики, журналы и иная рабочая документация, отражающая ход, условия и результаты исследований, чертежи, схемы, диаграммы и т.п.), заслушивать отчеты экспертов. При этом он может давать эксперту задания (о проведении дополнительных исследований, применении каких-то методов и т.п.). Эти указания являются для эксперта обязательными. Как это согласуется с принципом независимости эксперта? В соответствии со ст. 14 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…», руководитель обеспечивает контроль за полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принципа независимости эксперта. Согласно ст. 7 этого закона, эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими профессиональными знаниями.2 И, наконец, в ст. 14 закона говориться, что руководитель не вправе давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе.

Таким образом, можно резюмировать, что указания руководителя могут касаться только процесса исследования, но не получаемых по его итогам выводов. Они призваны максимально гарантировать полноту и качество проводимых исследований, а в конечном счете и обоснованность выводов. Поэтому они ни в коей мере не ущемляют независимость эксперта. Более того, они вполне целесообразны, а нередко даже необходимы (особенно когда это касается молодых, недостаточно опытных экспертов). Как правило, руководитель – наиболее опытный и квалифицированный специалист. И его указания, как правило, идут только на пользу. И вообще, в любом случае, от дополнительно проведенных исследований хуже не будет.

Что же касается выводов эксперта, то тут он действительно полностью независим и самостоятелен. За них он несет полную и персональную ответственность. И ничье другое мнение для него не обязательно.

Как быть если такие разногласия между руководителем и экспертом все же возникают? (А возникают они не на пустом месте – руководитель, все-таки, не дилетант в вопросах экспертизы). Такие случаи, хоть и редко, но случаются. На практике (и в ведомственных нормативных актах) существуют два варианта разрешения такой коллизии.

Первый заключается в том, что руководитель направляет данное экспертом заключение следователю, а к нему прилагает письмо, в котором указывает на его недостатки и обосновывает несогласие с ним.

Во втором варианте руководитель организует комиссионную экспертизу (с обязательным включением в комиссию первоначального эксперта), после завершения которой, если эксперты все-таки не приходят к единому мнению, то дают, согласно правилам комиссионной экспертизы, отдельные заключения.

Недостатком первого варианта является то, что неясен процессуальный статус письма руководителя и его доказательственное значение. В результате следователь может его просто проигнорировать (и не приобщить к делу), если это не в его интересах. Если же такое письмо будет приобщено к делу, то, как правило, это влечет назначение повторной экспертизы. При втором же варианте, если разногласия сохранились, следователь получает полноценные доказательства, которые подлежат оценке на общих основаниях. Поэтому второй вариант представляется более предпочтительным.

Правда, против него можно возразить, что руководитель в таких случаях по существу назначает повторную экспертизу. Но это не так. Пока заключение эксперта не направлено следователю, экспертиза не может считаться оконченной. И руководитель, как говорилось, вправе в любой момент подключить к ее производству других экспертов.

Руководитель вправе также принять экспертизу к своему производству (единолично или в составе комиссии), если он получил в установленном порядке такое право по определенной специальности. В таких случаях он обладает такими же правами и обязанностями и несет такую же ответственность как и любой другой государственный эксперт.

Организационные обязанности и полномочия руководителя судебно-экспертного учреждения.

Руководитель обязан обеспечить все условия, необходимые для проведения исследований – наличие оборудования, приборов, материалов и средств информационного обеспечения. Он также отвечает за соблюдение правил техники безопасности и производственной санитарии. Руководитель должен также создать все условия для надлежащего хранения представленных на экспертизу объектов исследования и материалов дела и обеспечить их сохранность (ст. 14 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»).

Руководитель вправе требовать от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, возмещения расходов, связанных с:

1) компенсацией за хранение транспортной организацией поступивших на судебную экспертизу объектов исследований, за исключением штрафов за несвоевременное их получение данным учреждением;

2) транспортировкой объектов после их исследования, за исключением почтовых расходов;

3) хранением объектов исследований в государственном судебно-экспертном учреждении после окончания производства судебной экспертизы сверх сроков, установленных нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти;

4) ликвидацией последствий взрывов, пожаров и других экстремальных ситуаций, явившихся результатом поступления в данное учреждение объектов повышенной опасности, если орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, не сообщили руководителю об известных им специальных правилах обращения с указанными объектами или они были ненадлежаще упакованы. (Ст. 15 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…»).

3. Участники уголовного процесса (в узком смысле слова, то есть лица, имеющие по делу собственный или представляемый интерес). К ним относятся подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, его представитель, законные представители

Закон наделяет участников уголовного процесса широким комплексом прав при производстве экспертизы, что, с одной стороны, дает им возможность активно защищать свои интересы, а с другой – призвано максимально гарантировать качественную подготовку экспертизы, полноту и объективность проводимого исследования.

Подозреваемый, обвиняемый, его защитник дважды знакомятся с материалами экспертизы – сначала с постановлением о ее назначении, а затем – с заключением эксперта (сообщением о невозможности дачи заключения), а также с протоколами допроса эксперта, если таковой проводился. Таким образом, для данного следственного действия закон делает изъятие из правила о тайне следствия. По ознакомлении с указанными документами они вправе заявлять отвод эксперту, а также подавать разнообразные ходатайства – о производстве экспертизы в каком-то другом или конкретном экспертном учреждении, о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, о постановке перед экспертом дополнительных вопросов, о присутствии при производстве экспертизы, о назначении дополнительной либо повторной экспертизы (ст. 198, 206 УПК).

Потерпевший также знакомится с постановлением о назначении экспертизы. При этом может заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении (ст. 198 УПК). С заключением эксперта потерпевший знакомится только в случаях, когда экспертиза проводилась по его ходатайству или в отношении его (ч. 2 ст. 198, ч. 2 ст. 206 УПК)

В главе 27 УПК ничего не сказано о правах представителя потерпевшего, а также законных представителей подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего. Однако по смыслу закона и в соответствии с другими статьями УПК (ст. 45, 48 и др.), они имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица, то есть могут знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, с заключением эксперта (законные представители подозреваемого и обвиняемого), заявлять разнообразные ходатайства и т.п.

Подозреваемый, обвиняемый, защитник могут присутствовать при производстве экспертизы, но только с разрешения следователя. На практике они, как правило, присутствуют при экспертизах, связанных со служебной деятельностью обвиняемого (подозреваемого), – бухгалтерской, строительно-технической и т.п. И это методически оправдано, так как проведение исследований в отсутствие проверяемого лица обычно влечет неполноту заключения, поскольку все его замечания и возражения своевременно не учитываются и не проверяются. В других видах экспертиз (криминалистической, судебно-медицинской) такое присутствие практикуется редко, в основном, когда обвиняемый (подозреваемый) более или менее сведущ в этих вопросах.

Не допускается присутствие обвиняемого, подозреваемого, защитника на стадии совещания экспертов при комиссионной экспертизе, а также при составлении экспертом заключения и формулировании выводов. Участники процесса, присутствующие при производстве экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету экспертизы. В случае, если кто-то из них мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед следователем об отмене данного ему разрешения присутствовать при производстве экспертизы (ст. 24 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

4. Лица, в отношении которых производится судебная экспертиза.

К ним относятся подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и свидетель. В таких случаях эти лица становятся объектом экспертного исследования (их тело или психика). Это бывает при производстве судебно-медицинской, судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизы. При этом они, естественно, остаются субъектами определенных правоотношений, более того, приобретают ряд дополнительных прав и обязанностей.

У подозреваемого и обвиняемого в таких случаях появляется обязанность подвергнуться экспертному исследованию. Добровольность предусмотрена только для потерпевшего и свидетеля. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего по общему правилу может производиться только с его согласия (или согласия законного представителя). Однако из этого правила есть ряд исключений (ч. 4 ст. 195 УПК). Такого согласия не требуется в некоторых случаях обязательного назначения судебной экспертизы (ст. 196 УПК), а именно, для установления:

- характера и степени вреда, причиненного его здоровью;

- его психического или физического состояния, если возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела;

- его возраста, если это имеет значение для дела, а документы, подтверждающие возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Судебная экспертиза в отношении свидетеля может производиться только с его согласия (согласия его законного представителя – ч. 4 ст. 195 УПК).

Подозреваемый, в отношении которого назначена судебно-психиатрическая экспертиза, приобретает право иметь защитника с момента вынесения постановления о назначении такой экспертизы (п. 4 ч. 3 ст. 49 УПК). С этого же момента участие защитника становится обязательным (ст. 438 УПК).

Потерпевший, а также свидетель, в отношении которых производится судебная экспертиза, приобретают право знакомиться с заключением эксперта (ч. 2 ст. 198). В УПК не сказано, какие они имеют при этом права. Видимо, по аналогии с подозреваемым и обвиняемым они вправе ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ст. 206 УПК). Надо сказать, что, как и подозреваемый и обвиняемый, они должны быть ознакомлены также с сообщением эксперта о невозможности дачи заключения, если таковое составлялось, и с протоколом допроса эксперта, если таковой проводился (ст. 206 УПК).

При производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы подозреваемый или обвиняемый может быть помещен в медицинский или психиатрический стационар, если возникает необходимость в его стационарном обследовании (ст. 203 УПК). Подозреваемый или обвиняемый, не содержащиеся под стражей помещаются в стационар на основании судебного решения, принимаемого в общем порядке получения судебного разрешения на производство следственного действия, регламентированном ст. 165 УПК. Для помещения подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, достаточно постановления следователя о назначении судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.

В УПК ничего не сказано о возможности помещения в стационар потерпевшего и свидетеля. Представляется, такое помещение вполне возможно, в том числе и принудительно (в отношении потерпевшего – когда он может быть подвергнут экспертному исследованию без его согласия). Стационарное обследование является одним из методов экспертного исследования, когда амбулаторного наблюдения недостаточно. А в ходе производства судебной экспертизы допустимо применение любых методов исследования, которые необходимы в данной ситуации. Поэтому возможность проведения стационарного обследования автоматически вытекает из факта назначения экспертизы.

Статус лиц, помещенных в медицинский или психиатрический стационар, и вообще особенности производства судебной экспертизы в отношении живых лиц в государственном судебно-экспертном учреждении наиболее подробно регламентированы упоминавшимся ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности…», в котором этому вопросу посвящена специальная глава IX. Можно сказать без преувеличения, что тем самым ликвидирован зияющий пробел в нашем законодательстве. Как известно, статус лиц, помещенных в такой стационар, их права и обязанности, ни в уголовно-процессуальном (как ныне действующем, так и прежним), ни в каком-либо ином законе не определен. И если в отношении лиц, содержащихся под стражей, этот вопрос может быть решен по аналогии со статусом арестованных и задержанных, то положение иных лиц до принятия указанного закона оставалось совершенно неурегулированным, хотя помещение в стационар весьма существенно ограничивает их свободу и другие права. Такая ситуация тем более вызывает удивление на фоне многочисленных правозащитников, в изобилии появившихся на гребне мощной, подчас модной и конъюнктурной волны защиты прав человека. И тем не менее, решать эту проблему пришлось не им, а профессионалам, и прежде всего экспертам-психиатрам, озабоченным, в первую очередь своими профессиональными проблемами. Именно по их инициативе и их усилиями был ликвидирован этот законодательный пробел.

Порядок содержания лиц в медицинских и психиатрических стационарах, согласно указанному закону, следующий.

Лица, содержащиеся под стражей помещаются в специально приспособленные для этого стационары («стражные стационары» - по терминологии экспертов-психиатров). Обеспечение безопасности и охрана этих стационаров осуществляется органами, на которые возложены обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей. На лиц, содержащихся в этих стационарах, распространяются нормы УПК РФ и ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (ст. 33).

Лица, не содержащиеся под стражей, помещаются в иные стационары («бесстражные»), отдельно от лиц, содержащихся под стражей. При этом в период производства экспертизы они пользуются правами пациентов психиатрических стационаров, установленными законодательством РФ о здравоохранении (ст. 32).

Указанным законом установлены сроки пребывания лиц в стационаре для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Общий срок равен 30 дням. В случае необходимости он может быть продлен еще на 30 дней. Продление осуществляется судьей районного суда по месту нахождения стационара по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов. Ходатайство должно быть представлено не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока. Судья должен его разрешить в течение трех дней со дня получения. В случае отказа судьи в продлении срока лицо должно быть выписано из стационара. О заявленном ходатайстве и результатах его рассмотрения судьей руководитель стационара извещает лицо, находящееся в стационаре, а также орган или лицо, назначившее экспертизу.

В исключительных случаях возможно повторное продление срока пребывания в стационаре в том же порядке. Предельный срок пребывания лица в стационаре не может превышать 90 дней (ст. 30).

В законе установлены также гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза. Так, не допускается ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится экспертиза, запрещается испытание новых лекарственных средств, методов диагностики, профилактики и лечения болезней, а также проведение биомедицинских экспериментальных исследований с использованием в качестве объекта лица, в отношении которого производится экспертиза (ст. 31).

Лицу, помещенному в стационар, должна быть предоставлена реальная возможность подачи жалоб, заявлений и ходатайств. Жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством РФ, цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату (ст. 31)

Законом установлены также ограничения в применении методов исследования при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц. Так, запрещается применять методы исследования, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством РФ. При этом лицо, в отношении которого производится экспертиза, должно быть информировано в доступной для него форме о применяемых в отношении его методах исследования, возможных болевых ощущениях и побочных явлениях. Указанная информация предоставляется также законному представителю этого лица в случае заявления им соответствующего ходатайства.

 

 


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Б. Нарушение процессов перехода жира из крови в ткань | ГЛАВА 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Дата добавления: 2014-10-02; просмотров: 1353; Нарушение авторских прав




Мы поможем в написании ваших работ!
lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.035 сек.