Студопедия

Главная страница Случайная лекция

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика






Взаимосвязь чувственного и рационального и проблема активизации внерационального творческого процесса

Читайте также:
  1. II. Проблема источника и метода познания.
  2. IV. Проблема причинности, соотношения свободы и необходимости.
  3. Аварийность – проблема общегосударственная
  4. Актуализация проблематики социологии образования: причины и направления
  5. Анализ процесса принятия внешнеполитических решений
  6. Анализ товарного обеспечения торгового процесса и эффективности использования товарных ресурсов.
  7. Аппаратурное оформление процесса ферментации
  8. Арбитражный процесс. Стадии арбитражного процесса
  9. Билет 10. Характеристика воображения как психического процесса.
  10. Билет 10. Характеристика воображения как психического процесса.

Все мы знакомы с двумя типами следующих субъективных психологических ощущений. В одном случае мы что-то знаем, ощущаем, предполагаем, но все это с огромным трудом и, очевидно, неадекватно выражается в словах, а возможный собеседник/слушатель, практически, не понимает нас. В другом случае мы имеем вполне понятую и ясную идею или цель, но ее реализация неожиданно сталкивается с множеством непредвиденных препятствий, вплоть до окончательной безрезультатности. Знание этих случаев выводит на очень важный материал для теории творчества. А именно, здесь открываются два возможных специфических пути внерационального творчества – от чувственного к рациональному и от рационального к чувственному. В первом случае у нас есть тот или иной чувственный образ, но мы не связываем его с нашим рациональным поиском. К примеру, Ч. Дарвин, конечно, имел общее представление и образ кораллового рифа, но до определенного времени это образ не был связан с его общим поиском какой-то новой биологической теории. Но вдруг происходит осознание, что подобно тому, как медленно, век от века, эволюционно растет коралловый риф, также происходит и развитие живых организмов, вообще. В целом, образ кораллового рифа актуально представляет срытый ранее теоретический потенциал быть одним из источников появления теории эволюции Ч. Дарвина. Во втором случае у нас есть четкая цель, но мы не знаем, как ее воплотить в реальность. Есть, к примеру, осознание того, что стационарные, вмонтированные в берег причалы для автомобильных паромов представляют собой очень плохое техническое решение. Во время половодья их заливает водой, и они не функционируют; почти всегда стоит проблема съезда транспорта с парома на причал, поскольку уровень причала неизменен, а – парома меняется, завися от уровня воды в реке. Мы начинаем придумывать различные механизмы, комплексы приспособлений, которые потом поражают своей сложностью, корявостью и т.д. Вдруг мы вспоминаем (или видим), что есть пассажирские баржи-причалы, которые уже обладают всеми требуемым для нашего случая характеристиками. Такие баржи-причалы способны принимать транспорт с паромов во время любого половодью; уровень барж-причалов и паромов одинаково зависит от уровня воды в реке, тем самым, съезд транспорта с парома на баржу причал можно сделать стабильно хорошим. В целом, теория переходит из потенциального состояния в актуальное, при нахождении адекватной для себя формы воплощения в образе/реальности. Эффект озарения, сопровождающий указанные творческие случаи, без сомнения, зависит и от эффекта трансляции чувственной информации в рациональную, и наоборот. Формально, простое наличие подобных специфических путей творчества требует их фиксации в теории. Содержательная поддержка этого требования заключается в уверенном указании на то, что данные переходы весьма распространены. Сторонники того, что творчество есть вид интуиции трактуют данные феномены как формы концептуальной (от чувственного образа к рациональному пониманию/теории) и эйдетической (от рационального понимания к чувственному образу/реальности) интуиции. Поскольку мы стремимся к тому, чтобы мысль постепенно разводила феномены «творчества» и «интуиции», то будем обозначать данные явления как концептуальный или эйдетический творческий механизм/акт/озарение.



Само наличие и предполагаемая широкая распространенность концептуальных и эйдетических творческих актов заставляет считать внимание к образным феноменам и умение сочетать чувственное и рациональное важным условием продуктивности, развития, активизации творческой деятельности. В свете данного знания известное противопоставление физиков и лириков выглядит весьма некорректным, поскольку мы всерьез предполагаем, что область интересов «лириков» (искусство, эмоции, чувственные данные), объективно, несет в себе важную информацию для физиков, представителей науки. В целом, общее пожелание большого внимания, интереса представителей научного знания к чувственным, образным феноменам, нам кажется, не вызывает сомнения. Другое дело, когда нужно уточнить, идет ли речь о небольших, количественных изменениях или о качественном скачке? Сторонники первого могут сослаться на то, что чувственному, образному в науке уделяется достаточное внимание. Чувственные образы, с одной стороны, считаются весьма важными. К примеру, в педагогике об этом говорит принцип или требование наглядности; общеизвестна роль и место чертежа в технических науках и т.д. С другой стороны, учитывается, объективная ограниченность чувственных образов, к примеру, в области квантовой физики, которая в своем интереса вышла за пределы знакомого нам мира. Предположение о том, что современное внимание к чувственным образам нужно трактовать как качественный феномен базируется на современных трактовках специфики и взаимоотношений правого и левого полушарий человеческого мозга, специфики визуального, чувственного мышления и понятий. Не последнюю очередь в аргументациях этой позиции занимает учет роли новейших современных информационных технологий.

Что касается специфики и взаимодействия левого и правого полушарий человеческого мозга? Обращаясь к истории, отмечают, что специфику полушарий человеческого мозга отмечали уже в античности, в школе Гиппократа, описывая связи между разными ранениями головы и своеобразием последующих действий человека. Идею о принципиальной специфике отдельных участков мозга отстаивал создатель френологи, Ф.И. Галль. В 1936 г. французский врач М. Докс сообщил в докладе, что у всех 40 наблюдаемых им больных афазией (нарушение воспроизведения или понимания речи при повреждении мозга, при здоровом/неповрежденном функционировании речевого аппарата человека) было повреждено левое полушарие мозга. Доклад остался незамеченным в научных кругах, но сегодня именно его можно считать первым серьезным, научным предположением о разности полушарий человеческого мозга. К концу XIX – началу XX вв. трудами Э. Обуртена, П. Брока, Д.Х. Джексона, А.Я. Кожевникова и др. было установлено, что левое и правое полушария человека выполняют разные функции, ответственны за разные действия человека. На сегодняшний день в литературе приводятся следующие списки специфической ответственности левого и правого полушарий. Левое полушарие отвечает за: устную речь; чтение; письмо; вербальное мышление; метр прозы и поэзии; ритм музыки; названия и классификация цветов; счет; правую часть внешнего пространства; интерпретацию мимики и жестов. Правое полушарие отвечает за: метафорический смысл речи; чувство юмора; эмоциональную окраску речи; интонацию устной речи (просодия); звуковысотные отношения, тембр и гармонию в музыке; пространственные понятия и представления, стереоскопическое зрение, вращение в пространстве; пространственные координаты, общая пространственная ориентация; геометрия, игра в шахаты; восприятие гештальтов (квадрат, дом и т.п.); левая и правая части внешнего пространства; распознавание мимики и жестов; узнавание лиц; эмоциональные реакции. В целом, отмечают, что левое полушарие специализируется на словах, смыслах и линейных, логических отношениях (причина-следствие; доказательство-вывод), а правое – на образах и общем пространственно-системном контексте. Эти данные получены на базе прямых медицинских действий и специфических опытов. К известнейшим случаям подобного относится комиссуротомия, операция, представляющая собой хирургическое рассечение комиссур – нервных волокон, связывающих между собой полушария мозга. (Комиссуротомия – назначаемая некоторым больным-эпилептикам, приводит к отдельному, независимому функционированию полушарий мозга. В таком случае, закрыв правый глаз, т.е. закрыв доступ к левому полушарию, можно исследовать, что же видит левый глаз, т.е. за что несет ответственность правое полушарие. В частности, можно, воочию, убедиться, что тогда не могут назвать ложку «ложкой», хотя могут ей правильно пользоваться.) На протяжении долгого времени считалось, что левое полушарие у человека является доминантным. В 1981 г. Р. Сперри получил нобелевскую премию за исследования в области функциональной асимметрии человеческого мозга. В литературе это трактуется в том смысле, что здесь был сделан решительный шаг к утверждению того, что нельзя какое-то полушарие мозга считать доминантным, каждое полушарие выполняет свои специфические функции, т.е., в норме, они взаимно дополняют друг дуга. Согласие с этим, без сомнения, требует нового, качественного подхода к феномену чувственных образов в науке.

Что касается специфики визуального, чувственного мышления и понятий? Если мы обратимся к философским, психологическим словарям и подходам, то в большинстве случаях мышление будет определяться как психическая деятельность, связанная с логикой и языком (словами). При развернутом и подробном подходе к тематике человеческого мышления отмечают наличие авербального, без использования слов мышления. В этом случае говорят о конкретно-действенном (ручное решение проблем) и наглядно-образном (с помощью визуальных образов) мышлении. Но и здесь большинство специалистов будет настаивать на сравнительной ценности привычного логического и вербального мышления, которое для них является мышлением как таковым. В последнее время набирает силу тенденция критического отношения к указанной позиции. Взамен предлагается образ совместного, синергетического сосуществования, взаимного дополнения и обогащения различных видов мышления. Глубинным теоретическим базисом подобной позиции выступает указанная выше взаимодополнительность левого (рационального) и правого (образного) полушарий человеческого мозга. Другие аргументы находим в конкретных исследованиях специфики визуального, чувственного мышления и понятий. Огромным преимуществом визуального, чувственного мышления и понятий выступает их способность моментального осознания смысла, получения информации. Доказательными положительными примерами подобного подхода является деятельность в рамках инфографики и интеллект-карт, целью которой выступает создание компактных интеллектуальных образов с краткими, дополнительными разъяснениями, способных не просто заменять без ущерба для смысла целые страницы письменных, вербальных сообщений, но и способствовать более быстрому и качественному усвоению информации. Очень интересно звучит специфическое отношение к тематике ненаглядности современной физики. Во-первых, указывается на то, что многие ставшие штампами примеры ненаглядности таковыми не являются. Например, ненаглядность совершенно не характеризует теорию ОТО А. Эйнштейна. Попробуйте представить специфику данного взгляда на мир без эйнштейновских наглядных образов: светового луча в вагоне; падающего лифта; близнецов, один из которых остался на Земле, а другой отправился в космическое путешествие?! Во-вторых, даже если явления квантового мира, например, корпускулярно-волновой дуализм пока не выразимы в образе, это не отменяет ни того, что такое может быть в ближайшем будущем, ни того, что нужны примеры, образы для разъяснения человеку данного феномена, без которых его теоретическое знание подобных вещей будет поверхностным и неадекватным.

Современные новейшие информационные технологии дают преподавателям и исследователям огромные возможности для использования видео, аудио, тактильных (например, возможность руками собирать молекулы в виртуальном пространстве) способов в деле отражения учебной, исследовательской, научной, теоретической информации. Нет сомнения в том, что именно новейшие информационные технологии в их массовом использовании поколениями преподавателей и ученых помогут постепенно давать корректные ответы на вопрос об оптимальном соотношении в преподавании, научном поиске, научной теории чувственного и рационального представления информации. И, нам кажется, что на этом пути речь идет о прогрессивном развитии.

В свете указанной новейшей тенденции в теории и практике соотношения чувственного и рационального можно еще более уверенно сказать, что творческий человек, предполагающий активизировать свой внерациональный творческий потенциал, должен обратить самое пристальное внимание на образные, чувственные данным и их взаимосвязи с рациональным. Логично предположить также, что наиболее оптимальным путем для последнего является практическая, конкретная работа в этой области.

 


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Интуиция и внерациональное творчество | Творческое воображение, фантазия в теории творчества

Дата добавления: 2014-11-08; просмотров: 564; Нарушение авторских прав


lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.009 сек.