Студопедия

Главная страница Случайная лекция

Порталы:

БиологияВойнаГеографияИнформатикаИскусствоИсторияКультураЛингвистикаМатематикаМедицинаОхрана трудаПолитикаПравоПсихологияРелигияТехникаФизикаФилософияЭкономика






Лекция № 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ

Читайте также:
  1. III. Основные политические идеологии современности.
  2. VIII. Социально-политические течения Ренессанса.
  3. АКУСТИКА ЗАЛОВ (лекция 3, 4)
  4. Блок 3.10. Лекция 17. Управление в области безопасности
  5. Блок 3.2. Лекция 9. Опасности техногенного характера
  6. Вникать в отношения, складывающиеся в коллективе, корректировать их.
  7. Военно-политические блоки
  8. Вопрос 2. Гносеология, этика и социально-политические взгляды Иммануила Канта
  9. Вопрос 3. Абсолютный идеализм, диалектика и социально-политические взгляды Георга Гегеля
  10. Географические и геополитические факторы возникновения Руси

Классическая концепция элитыбыла создана итальянскими политическими теоретиками XX в. Гаэтано Моска (1853-1941) и Вильфредо Парето (1848-1923), а также немецким политологом, их современником Робертом Михельсом (1876 - 1936).

Политическое лидерство: сущность и природа

Понятие политической элиты и ее концепции

Лекция № 7. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО

 

1. ПОНЯТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ И ЕЕ КОНЦЕПЦИИ

 

Политическая история всех традиционных и современных обществ убедительно демонстрирует, что различные граждане и группы граждан неравным образом участвуют в распределении и реализации власти. Всегда и везде непосредственное осуществление власти находится в руках достаточно узкого меньшинства. Разделение общества на властвующее меньшинство и подчиняющееся большинство фиксируется в политической теории с помощью понятий «элита» и «масса» («народ»).

В переводе с французского само слово «элита» означает «лучшее», «отборное». Здесь уже во многом заключен смысл термина. Недаром говорят и об элитных товарах и элитных отборных сортах семян. Еще античные философы и юристы сформулировали понятие «аристократии» как правления лучших. Институт элиты является неотъемлемым элементом любого общества. Результаты борьбы за равенство последнего столетия показывают несостоятельность всех попыток избавиться от объективной элитарности. Они зачастую только наносили обществу ущерб, просто заменяя одну элиту другой, но худшей. Отрицание реально существующего политического неравенства, сохранение иллюзий о равном доступе всех граждан к власти только понижает качество элиты, ослабляет механизм отбора в нее (она ведь «отбирается»), делает его закрытым от масс и тем самым недоступным их контролю, что серьезно влияет и на результативность деятельности элиты.

Уже эта концепция показала неизбежность и благотворность разделения общества на элиту и массу, социальные механизмы возникновения и функционирования элиты. Она господствует над обществом при любом политическом режиме и при любой идеологии, являясь не просто механической суммой высокопоставленных лиц, а органическим единством, корпорацией, обладающей групповым сознанием и общей волей к действию.

Политическая элита - это составляющая меньшинство общества, высшая, относительно привилегированная группа (или совокупность таких групп), обладающая выдающимися для данного общества политическими качествами и непосредственно участвующая в принятии и осуществлении решений, связанных с использованием государственной власти.

Приведенное определение не является однозначным, оно содержит некоторое противоречие. Элита - это «властвующие» (так считал Г.Моска) или «лучшие» (мнение В. Парето). Ведь эти две характеристики далеко не всегда совпадают. Другими словами, принадлежность к элите определяется, прежде всего, способностью захватить и использовать власть, распоряжаться ею, или она определяется объективной ценностью индивидов, для общества.

В.Парето считал, что, она образуется путем выделения индивидов, добившихся на своем поприще выдающихся успехов, т.е. в ее основе лежат «заслуги», определяемые результативностью деятельности, уровнем таланта, образования, квалификации, обеспечивающими престиж в глазах общества. Здесь мы вновь сталкиваемся с проблемой критериев отбора в элиту.



В.Парето полагал, что политическая жизнь есть борьба и смена, «циркуляция» элит. В политическом процессе выделяются два типа элит: элита «львов» и элита «лис» (вспомните, что писал об этом Н. Макиавелли).

Элите «львов» свойственны вера в абсолютность своих идеалов и целей, решительность, твердость, настойчивость, упорство в достижении и осуществлении власти. Господство, такой элиты способствует эпохальным преобразованиям. Однако по мере того как сходят со сцены представители ее первого поколения, она пополняется представителями неправящих слоев.

На смену «львам» идет элита «лис». Ей чуждо убеждение в абсолютности выдвигаемых целей. Она заражена, скептицизмом и нерешительностью, боится крутых мер. Вместо демонстрации «львиной» силы и напористости, элита «лис» для достижения своих целей властвует скорее с помощью лавирования, спекуляций и обмана.

Жизнеспособность элиты определяется ее приспособляемостью и умением обновлять свой состав. Любая элита, полагает Парето, рано или поздно успокаивается на достигнутом, теряет свои первоначальные качества, творческую энергию и вырождается. Наступает момент, когда она перестает быть способной руководить государством. В обществе выделяется новая потенциальная элита, стремящаяся к власти. От того, соглашается ли господствующая элита добровольно включить ее представителей в свой состав или нет, зависит тот факт, совершается ли «циркуляция» элит посредством реформ или насильственных революций.

Теория элиты ставит много вопросов не только о критериях, но и о способах рекрутирования (отбора) в элиту, о выделении «правящей» элиты и ее отношениях с неправящими, наконец, очень сложный вопрос об отношениях между элитой и народом. Действительно, как могут сочетаться «аристократия» и «демократия»?

Политическая альтернатива такова: компетентная всеспасающая элита или невежественная, губящая свободу и цивилизацию демократия? Крайние сторонники элитизма очень много писали о «некомпетентности» народа, о том, что «массы в лучшем случае инертны», а в состоянии волнения они страшны и в своей неприязни ко всему выдающемуся, в стремлении к равенству, усреднению, «омассовлению» способны вообще разрушить человеческую культуру, отбросить ее к варварским временам. Указывается вполне реальная опасность. Но в то же время здесь есть и некоторая чрезмерность, отрывающая крайних элитистов от многого в современной политической реальности развитых демократических стран. Когда элитисты говорят: «Чтобы правление народа могло выжить, элиты должны мудро править», - подразумевая тот факт, что элита более последовательна, рациональна и активна в осуществлении идеалов демократии, чем сами широкие массы, т.е. является на деле непременным условием и даже гарантом демократии, то их рассуждение можно и повернуть, показывая другую сторону ложности вышеупомянутой политической альтернативы.

Почему в истории человечества многие элиты не правили мудро? Какой должна быть элита, чтобы мудро править? На этот вопрос многие политологи отвечают так: прежние элиты были «закрытыми», оторванными от народа и не несли ответственность перед ним. Они монополизировали всю власть, не допускали представителей народа в свою среду. Вот почему они рано или поздно терпели крах. Сегодня же созданы условия для синтеза принципов «аристократизма» и «демократизма». Современная демократия - это «не правление народа, но правление одобряемое народом», не власть народа как таковая, а «демократическое господство элит». Примером современной теории элиты,подробно развивающей эту точку зрения является концепция плюрализма элит. Основные элементы ее заключаются в следующем:

- в современном обществе действует не одна, а несколько (много) элит;

- ни одна из них не имеет монополии на власть, между ними осуществляется свободная конкуренция;

- среди них выделяются «стратегические элиты», имеющие «всеобщее и долгосрочное общественное значение и влияние»;

- элиты контролируются выделившими их «материнскими группами» (экономическими, социально-классовыми, политическими, этническими, профессиональными, например, интеллектуалами, администраторами-менеджерами, военными и т.д.) и народными массами в целом;

- таким образом, доступ в элиту для представителей народной массы (раз именно они ее «выделяют») является свободным;

- в итоге, современные элиты являются открытыми, представительными, ответственными и потому «мудрыми» и результативными.

Нетрудно заметить, что понятие «элиты» предстает в этой концепции сильно демократизированным. Причем глубина этой демократизации критически зависит именно от способов «выделения» элиты. Выдвижение индивида в элиту зависит только от него самого? От его личных качеств? Или решающее слово всегда остается за «группой»? В последнем случае велика опасность, на которую указывал еще Р.Михельс. Разрабатывая теорию строения и функционирования политических партий, он сформулировал так называемый «железный закон олигархии». Согласно этому закону олигархия формируется и захватывает власть в любой организации, численность которой превышает известную величину. В процессе функционирования партии, первоначально демократически выдвинутые партийными массами вожди неизбежно «антидемократизируются», партийный аппарат отрывается от масс, приобретает самодовлеющее значение, превращается в некоторую замкнутую партийную элиту, монополизирующую в своих руках функцию отбора новых «аппаратчиков», новых членов элиты. Таким образом, указанная функция ускользает из рук масс и демократия превращается в олигархию.

Собственно в широком смысле уже только что описанная ситуация внутри одной из партий демократического общества может быть названа партократией и господством номенклатуры. Но благодаря работам М.Джиласа, Р.Медведева, А. Авторханова, М. Вселенского (книга которого так и называется «Номенклатура») эти термины приобрели более узкое и точное значение, относящееся, прежде всего, к «господству аппарата одной господствующей партии» в СССР и других странах коммунистического тоталитаризма. Но еще и до этих работ термин «номенклатура» с конца 20-х гг. использовался для обозначения элитарных групп советского общества.

В свое время Г. Моска указывал три способа сохранения и воспроизводства элиты (он называл ее «политическим классом»): 1)наследование, 2) выбор и 3) кооптацию (последняя подразумевает, что решение о «приеме» новых членов в элиту принимают только ее нынешние члены), как мы увидим, лишь первый и третий были для номенклатуры подходящими.

Номенклатура воспроизводила себя не через непосредственное обладание собственностью на средства производства, а через монопольное положение в системе власти, через свою «собственность на государство». Частная собственность была отменена и превращена в «общенародную». Но на практике фактическим распорядителем этой собственности стала верхушка партийного аппарата большевиков. Используя свое никому неподконтрольное служебное положение, она активно обогащалась.

Политическая, экономическая и идеологическая монополия коммунистической номенклатуры обеспечивала ее высокую сплоченность как группы, внутри которой исключалась возможность появления автономных элит, отождествление интересов номенклатуры с интересами страны создавало ситуацию, когда всякое инакомыслие или оппозиция рассматривались как предательство и измена отечеству и социализму.

«Номенклатурная пирамида» характеризовалась следующими чертами:

- личная преданность и политическая лояльность, как главные критерии отбора в нее;

- протекция и семейственность как главные методы этого отбора;

- «ротирование», т.е. наследственное право на вхождение в нее;

- строгое подчинение каждой властной структуры вышестоящей, напротив, полная не подотчетность высших перед низшими, и вообще, внутрикорпоративное деление не по профессиональной специализации, а именно по уровням руководства;

- фактическая неподсудность для общегражданского суда;

- все нарастающая замкнутость этого слоя, длительное время воспроизводившегося почти исключительно на собственной, основе.

Именно эти черты со временем способствовали превращению номенклатуры из относительно реальной «элиты» в самую настоящую псевдоэлиту и в конечном итоге привели ее к потере власти.

Политический и экономический кризис, явившийся результатом некомпетентного правления прежней элиты («номенклатуры»), вызвал раскол в ее среде и способствовал началу процесса реформирования общества. Отказавшись от коммунистической идеология, легализовав частную собственность, пополнив свой состав частично новыми людьми, частично представителями прежних низших и средних номенклатурных звеньев, реформаторская фракция номенклатурной элиты взяла в свои руки новую власть, а ее противники образовали легальную и нелегальную оппозицию.

При этом природа, новой элиты еще очень напоминает прежнюю. Рассредоточение собственности и власти (приватизация, плюрализация, демократизация), произошедший, обмен, власти на собственность привели пока только к раздроблению одной большой пирамиды на множество маленьких. Прежде единая номенклатура распалась на многие отдельные номенклатуры.

Внутри новой «демократической» элиты сохранились клиентально-патронажные связи, основанные на личной преданности и «пожалованиях» за эту преданность на этот раз не только в виде привилегий, статуса и властных полномочий определенного уровня, но и собственности. Отсутствие же сдерживающих факторов в виде контроля самой партии и рамок идеологической доктрины привело к росту деморализации, коррумпированности правящего слоя. Поэтому только углубление реформы, расширение слоя реальных независимых собственников, реальная демонополизация, рост конкуренции, дальнейшая цивилизация рынка, усиление правовых начал в жизни общества, формирование по крайней мере двух или более крупных дееспособных политических партий, демократизация политической жизни, позволяющие народным массам более эффективно участвовать в формировании элиты и контролировать ее, смогут повысить интеллектуальные, моральные и политические качества нынешней российской элиты.

 

 

2. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО: СУЩНОСТЬ И ПРИРОДА

Внутри политической элиты существуют отдельные личности, которые не только принимают важнейшие политические решения, но и более других влияют на общество, благодаря обладанию реальной властью. Такая личность, наделенная управленческим статусом и властной должностью, называется политическим лидером.

Лидер в переводе с английского языка (leader) означает «ведущий», «указывающий путь». Особое значение лидеров в истории подчеркивал Ф.Ницше, который писал: «Цель человечества лежит в его высших представителях... Человечество должно неустанно работать, чтобы рождать великих людей - в этом, и ни в чем ином, состоит его задача».

Лидерство - понятие многогранное, оно изменялось вместе с развитием общества. Первоначально, в примитивных обществах, где еще не были отчетливо выражены и осознаны частные интересы автономной личности, а существовали потребности нерасчлененного целого (рода, племени), функции лидера были развиты слабо. Они сводились в основном к обеспечению физического выживания общинников.

Рост разнообразия потребностей, появление новых видов деятельности вследствие разделения труда (выделения земледелия, скотоводства, ремесел, торговли, умственного и физического труда) существенно усложнили социальные отношения. Сложно организованная система, какой становилось общество, все больше нуждалась в упорядочении поведения индивидов, гармонизации и согласования человеческих потребностей и действий. Потребовался политический лидер, т.е. человек, способный определять общие цели, способы их достижения, организовывать процесс распределения ролей и функций внутри общества.

Идея лидерства в истории политической мысли. Выполнение функции придания отношениям между людьми целесообразности, разумности, упорядоченности побуждало к осмыслению сложной природы лидерства. Уже в древности политика, история изучалась с позиций тех людей, которые управляли и руководили другими. Первоначально их право на руководство обосновывалось высокими моральными качествами и достоинствами. Сами лидеры представали в образе героев, наделенных особыми физическими качествами и нравственными добродетелями. Так, Платон изображал лидера как человека, имеющего прирожденную склонность к знанию, любовью к истине, решительным неприятием лжи. Его отличают скромность, благородство, справедливость, великодушие, духовное совершенство. Таковым, по мнению Платона, является прирожденный философ. Право философов на политическое господство основано на том, что они «созерцают нечто стройное и вечно тождественное, не творящее несправедливости и от нее не страдающее, полное порядка и смысла». Созерцая этот вечный порядок, лидеры внесут то, что они находят в мире идеального бытия, «в частный общественный быт людей», сделают человеческие нравы угодными Богу. Лидеры, в понимании Платона, выступали подлинными творцами истории: «Достаточно появиться одному такому лицу, имеющему в своем подчинении государство, и человек этот совершит все то, чему теперь не верят».

В своем труде «Параллельные жизнеописания» греческий писатель и философ-моралист Плутарх (ок.45 - ок.127) продолжил платоновскую традицию изображения идеального образа лидера. Блестящая галерея греков и римлян была выстроена им в зависимости от того, насколько последовательными были они в своей приверженности высоким моральным нормам и принципам.

Этико-мифологическая традиция в анализе политического лидерства сохранила свое влияние и в Средневековье, принеся с собой идею богоизбранности лидеров в отличие от простых смертных.

Новый этап в осмыслении идеи лидерства связан с Н. Макиавелли, который перенес проблему политического лидерства из области воображаемого и должного в плоскость реальной жизни. Он выяснил природу, функции и технологию лидерства, а анализ его содержания проводил на основе наблюдений за реальным поведением правителя и его взаимоотношениями с подданными.

Поведение людей, по Н. Макиавелли, определяется двумя мотивами: страхом и любовью. Их и должен использовать правитель, по возможности сочетая оба мотива. Но коль скоро в реальной жизни это почти недостижимо, то для личной выгоды правителя лучше держать подданных в страхе. Однако страх не должен перерастать в ненависть, иначе лидера могут свергнуть возмущенные подданные. Чтобы этого не происходило, лидер отказывается от посягательств на имущественные и личные права граждан.

Помимо страха и любви поведением людей правит честолюбие, - оно присуще каждому человеку. Лидеру важно знать, кто именно честолюбивее и потому опаснее для него как правителя: желающий сохранить то, что имеет, или стремящийся приобрести то, чего у него нет. Состоятельными людьми движет страх потерять то, что они накопили, а бедные жаждут приобретений, чтобы стать богатыми. Оба мотива к власти в равной мере порочны. И богатые, имеющие в своем распоряжении рычаги власти, и бедные, стремящиеся завоевать эту власть, в принципе ведут себя одинаково. Аморализм не зависит от социального происхождения, он продиктован самим участием в борьбе за власть.

Технология стабильного лидерства, по Н. Макиавелли, сводится к умелому сочетанию средств поощрения и наказания. Люди мстят, как правило, за легкие обиды и оскорбления. Сильное давление лишает их возможности мстить. Лидер, стремящийся к абсолютной власти, должен держать подданных в таком страхе, чтобы отнять всякую надежду на сопротивление.

Поощрения должны применяться только тогда, когда они выполняют свое предназначение. Благодеяния и добрые дела правильнее расточать по капле, чтобы подчиненные имели достаточно времени для благодарной оценки. Наградами и повышением по службе дорожат, когда они редки. Напротив, наказание лучше осуществлять сразу и в больших дозах. Единовременная жестокость переносится с меньшим раздражением, нежели растянутая во времени.

Строя теорию лидерства на взаимоотношениях «правитель-подданные», Н. Макиавелли выводил из данного взаимодействия и характер самого лидера. Мудрый лидер соединяет в себе качества льва (силу и честность) и лисицы (мистификацию и искусное притворство), т.е. прирожденные и приобретенные качества. Роль лидера в обществе обусловлена функциями, которые он призван выполнять. Среди важнейших функций Н. Макиавелли выделил следующие:

- обеспечение общественного порядка и стабильности в обществе;

- интеграция разнородных интересов и групп;

- мобилизация населения на решение общезначимых задач.

В целом теория лидерства Н. Макиавелли содержит четыре основных положения: 1) власть лидера коренится в поддержке его сторонников; 2) подчиненные должны знать, что они могут ожидать от своего лидера, и понимать, что он ожидает от них; 3) лидер должен обладать волей к выживанию; 4) правитель - всегда образец мудрости и справедливости для своих сторонников.

Природа лидерства. Несмотря на то, что термин «политический лидер» широко используется в современной политологии, до сих пор за ним не закрепилось какое-то определенное значение. Нередко он отождествляется с понятиями «руководитель», «вождь», «правитель», «глава», «управляющий» и т. д. Однако очевидно, что не каждый правитель является лидером. Вероятно, политическим лидером правильнее называть того, кто способен возглавить массы, мобилизовать их, повести население за собой, постоянно направлять его. Кроме того, в его руках должны быть средства, с помощью которых возможно достижение поставленных им целей (власть, сторонники, наличие организации, деньги и т.д.). В политическом лидерстве наряду с функциями осуществления руководства и управления следует особо выделить способность лидера выражать общие интересы, устремления, идеалы своих реальных и потенциальных сторонников.

Конечно, возможности и роль лидера оппозиционной партии, который отражает групповые интересы, будут отличаться от функций общенационального лидера, призванного выразить и интегрировать общие интересы нации. Не случайно современный французский политолог Жан Луи Кермонн (1927 г.р.) различает следующие типы лидеров: «государственный муж», «нотабль» и «собственно лидер».

Государственный деятель - это человек, причастный к управлению страной, но не связанный с конкретной партией; его способности позволяют вывести власть и вместе с ней государство из сложной ситуации.

Нотабль- человек, собравший в определенном округе подавляющее число голосов избирателей, что позволяет ему выдвинуться в первые ряды «политического класса».

Политический лидер - это, по Ж.-Л. Кермонну, личность, обладающая способностью решающим образом влиять на партаппарат и одновременно успешно выполнять важные правительственные обязанности.

Следовательно, исходя из концепции французского ученого, можно сказать, что политический деятель - это человек, занимающий властные позиции и способный постоянно и решающим образом влиять на общество, социальную группу, объединение.

Однако природа данного влияния объясняется в политической науке по-разному. Многообразие теорий лидерства связано с тем, что в каждой из них внимание акцентируется на каком-то одном его аспекте.

Самые первые объяснения природы лидерства исходили из индивидуальных качеств лидера. Так появилась теория черт. Она возникла в начале XX века под влиянием исследований английского антрополога Фрэнсиса Гальтона (1822-1911), объяснявшего природу лидерства наследственностью. Основная идея такого подхода заключалась в том, что лидер обладает качествами, отличающими его от своих сторонников, и эти качества можно выделить и изучать особо. В рамках теории черт лидер рассматривается как совокупность определенных психологических качеств, наличие которых помогает выдвижению индивида на лидирующие позиции, позволяет принимать властные решения в отношении других. Как отмечал один из авторов теории черт, американский социолог Эмори Стефен Богардус (1882-1973) «превосходящие интеллектуальные дарования доставляют личности выдающееся положение, рано или поздно приводящие к лидерству». Среди достоинств лидера он выделил такие черты, как чувство юмора, такт, способность привлекать к себе внимание, энергию, ум и характер. Определенные личностные качества могут иметь важное значение, но, как показывают социологические исследования, индивидуальные черты лидера почти ничем не отличаются от набора психологических и социальных качеств личности вообще.

Психологическое объяснение природы лидерства акцентирует внимание на мотивации поведения лидера. Проявлением крайнего психологизма в понимании природы лидерства является концепция психоанализа, созданная австрийским ученым Зигмундом Фрейдом (1856-1939). Политическое лидерство он трактовал как сферу проявления подавленного либидо - бессознательного сексуального влечения. Неудовлетворенность сексуальных потребностей формирует психологическое напряжение у индивида. Нервное напряжение компенсируется жаждой власти, обладанием значительных властных полномочий, которые позволяют индивиду избавиться от различных комплексов, связанных, например, с физическими недостатками, непривлекательной внешностью и т.п. В политической деятельности подавленное либидо проявляется в стремлении к безграничной власти, в желании испытывать наслаждение от унижения других людей, в жажде разрушения.

Но объяснение природы лидерства исключительно наличием у личности особых психологических черт и мотивов, толкающих ее к политическому господству, не поможет ответить на простой практический вопрос: почему власть зачастую оказывается в руках далеко не самых умных и благородных людей, а авантюристов, проходимцев?

Найти ответ на этот вопрос пытались авторы ситуационной теории лидерства, считавшие, что лидер может появиться в результате удачного сочетания ряда моментов - места, времени и обстоятельств. В различных жизненных ситуациях в социальных группах выделяются отдельные индивиды, которые превосходят других по крайней мере в каком-то одном качестве. И поскольку именно данное качество востребовано сложившимися условиями, постольку этот индивид становится лидером. Сторонники ситуационной теории рассматривают лидера как функцию определенной ситуации. Они подчеркивают относительность качеств, присущих лидеру, и полагают, что разные обстоятельства могут требовать принципиально разных лидеров.

Однако все больший вес в политической науке приобретают концепции лидерства, авторы которых стремятся учесть влияние всех факторов. Так появилась интегративная теория лидерства. Например, современный американский политолог Маргарет Дж. Херманн полагает, что «лидерство - многогранное понятие. Рассматривая его проявления, следует принять во внимание: 1) характер самого лидера; 2) свойства его конституентов (приверженцев, избирателей и, шире, всех политических субъектов, взаимодействующих с данным лидером); 3) взаимосвязь между лидером и его конституентами; а также 4) контекст или конкретную ситуацию, в которых лидерство осуществляется».

Следовательно, политическое лидерство представляет собой процесс взаимодействия, в ходе которого одни люди (лидеры) знают и выражают потребности и интересы своих последователей и в силу этого обладают престижем и влиянием, а другие (их сторонники) добровольно отдают им часть своих властных полномочий для осуществления целенаправленного представительства и реализации собственных интересов.

Типы лидеров и их функции. Формы проявления лидерства достаточно разнообразны. Попытки их классификации, предпринимавшиеся в науке, обусловлены стремлением прогнозировать вероятное поведение лидеров, обладающих теми или иными качествами.

Общепризнанной и сохраняющей свою актуальность является типология лидерства Макса Вебера. Он понимал под лидерством вид авторитетного, властного руководства, смысл которого заключается в способности отдавать приказы и вызывать повиновение. В качестве основания типологии лидеров он использовал понятие «авторитет», т.е. «вероятность того, что приказания встретят повиновение у определенной группы людей». Способность отдавать приказы и ожидать их выполнения основана на различных ресурсах. М. Вебер выделил три типа лидерства: традиционное, харизматическое и рационально-легальное, которым соответствуют три идеальных типа легитимности политической власти.

Традиционное лидерство опирается на механизм традиций, ритуалов, силу привычки. Привычка подчиняться основана на вере в святость традиции и передачи власти по наследству. Право же на господство лидер приобретает благодаря своему происхождению. Этот тип лидерства олицетворяет правление вождей, старейшин, монархов.

Харизматическое лидерствоосновано на вере в богоизбранность или в исключительные качества конкретной личности. Харизма - это способность увлекать за собой массы без помощи инструментов власти. Особенность харизматической власти состоит в том, что она лишена каких-либо объективных оснований, т. е. не опирается, например, на закон или традицию, а существует благодаря исключительным личным качествам харизматического лидера, веры в него.

Рационально-легальное лидерство опирается на представление о разумности, законности порядка избрания лидера, передачи ему определенных властных полномочий. Его власть основывается на своде правовых норм, признанных всем обществом. Компетенция каждого носителя власти четко очерчивается конституцией и нормативно-правовыми актами.

В противоположность идеальным типам лидерства М. Вебера в современной политической науке преобладают практически-ориентированные классификации. Они основаны на эмпирических исследованиях деятельности лидеров с целью выявления в ней устойчивых реакций, мотивов. Актуальность подобных исследований обусловлена стремлением обнаружить и зафиксировать наиболее эффективные стили политического лидерства.

Политический стиль отражает не только индивидуальность лидера, но и характер взаимодействия лидера с окружением, степень влияния на массы, способы реагирования на возникающие проблемы и потребности населения, методы поддержания и осуществления политического курса. Стили политики бывают эффективными и неэффективными, авторитарными и демократическими.

Лидерство характеризуется использованием различных политических стилей. Стиль, ориентированный на решение конкретных задач за счет четкого распределения ролей и функций, подчинения официальному лидеру всех ресурсов и выполнения его требований, составляет основу инструментального лидерства. Однако результаты совместной деятельности лидера и его сторонников могут быть не менее впечатляющими и в том случае, если лидер не занимает руководящей должности, а воздействует на ситуацию, создавая благоприятную эмоциональную среду, в которой каждый член группы стремится к максимально высоким результатам. Такой стиль лидерства называется экспрессивным.

Современный американский политолог Джеймс Барбер, исследовав политические стили президентов США, выделил четыре стиля. Основанием типологии стилей послужило качество выполнения президентами своих политических ролей. Ожидаемое политическое поведение лидеров (президентов, руководителей конгресса и т.д.) может быть ориентировано либо на субъективное понимание выполняемой роли, либо на ожидания конкретных групп, общества. Так, стиль, ориентированный на эффективную, результативную и созидательную деятельность на общее благо, Дж. Барбер назвал активно-позитивным (в качестве примера такого стиля он привел деятельность президентов США Ф. Рузвельта, Р. Рейгана). Преобладание личного самолюбия в осуществлении лидирующих функций формирует активно-негативный стиль (Г. Трумэн). Зависимость от каких-либо групповых, узко партийных предпочтений, привязанность к устойчивым стандартам и ценностям обусловливают пассивно-позитивный стиль(Дж.Картер). Минимальное выполнение своих политических функций порождает пассивно-негативный стиль (Дж. Буш).

Возрастание роли психологических факторов в процессе лидерства привело к переносу в политическую науку терминов психологии, в которых описывается политических стиль. Они более полно отражают мотивацию политического поведения, совокупность устойчивых психологических реакций лидера на события и процессы, в том числе стрессовые, позволяют учитывать значение бессознательных факторов. Наиболее характерные черты политического стиля позволяют определить тип лидера, эффективность его для конкретных условий, предсказуемость его действий. На этом основании можно выделить пять политических стилей.

Параноидальный политический стиль. Ему соответствует тип лидера, которого можно обозначить термином «Хозяин». Такой личности свойственны подозрительность, недоверие к другим, сверхчувствительность к скрытым угрозам и мотивам, постоянная жажда власти, контроля над другими людьми. Его поведение и действия часто непредсказуемы. Политик параноидального стиля обычно не приемлет другой точки зрения, кроме собственной, отвергает любую информацию, не подтверждающую его теории, установки и убеждения. Мышление подобного политика инверсионное, разделяющее реальность на крайности по типу «белое» - «черное», «друзья» - «враги» и т.д. Стремление к безграничной власти обеспечивается постоянным манипулированием своими подчиненными, интригами и столкновениями их друг с другом в собственных интересах. Подобный стиль часто сопровождается желанием во что бы то ни стало подавить или унизить другого политика, даже вопреки элементарной логике. Опасность такого лидера состоит в том, что его стиль может совпадать с политическим поведением широких масс в обществах, в которых отсутствуют устойчивые демократические традиции, зрелая культура. Ненависть к другим, подозрительность и озлобленность индивидов формируют обстановку всеобщего страха, доносительства, поиска «врагов», что является благоприятным для установления тоталитарных режимов. Подобный политический стиль внешне не столь эффектен, но может обладать значительным ресурсом мобилизации населения, способен решать стратегически важные задачи в исторически ограниченные сроки, последовательно осуществлять свой курс. Однако «Хозяин» может эффективно лидировать, только опираясь на развитую карательную систему, на политический террор.

Демонстративный политический стиль. Для него характерен тип лидера, которого можно назвать «Артист». Он всегда «играет на публику». Его отличают любовь к внешним эффектам и демонстрациям, страстное желание нравиться, постоянно привлекать к себе внимание. Во многом его поведение, политические действия зависят от того, нравится ли он другим, любим ли он ими. Поэтому «Артист» достаточно управляем, предсказуем, может потерять бдительность, наслушавшись льстеца, может лишиться самообладания, столкнувшись с критикой в свой адрес. Реализация продуманного политического курса лидером с таким политическим стилем оказывается невозможной в силу изменчивости мотивации его политического поведения. Ориентация на стимулы, в основе которых лежит желание любой ценой получить одобрение масс, политическое признание, вынуждает лидера приносить в жертву не только общественно значимые интересы, но даже свои собственные политические убеждения.

Представители демонстративного стиля менее всего предрасположены к упорной и созидательной работе, рассчитанной на длительное время. Они хороши в переломные моменты (в ситуациях недовольства, разочарования), когда надо возбудить и повести за собой толпу. Однако надолго их энергии не хватает, вследствие чего им редко удается завершить начатое дело.

Компульсивный политический стиль характеризует лидера, собирательный образ которого можно обозначить термином «Отличник». Ему свойственно почти навязчивое желание все сделать наилучшим образом, независимо от возможностей. Стиль его поведения характеризуют напряженность, отсутствие легкости, гибкости, маневра. Он постоянно озабочен, мелочен, слишком пунктуален, догматически подходит ко всем инструкциям, правилам. Это - фактор постоянных конфликтов во властных структурах. Особенно дискомфортно «Отличник» чувствует себя в экстремальных условиях, когда необходимо быстро принимать решения, использовать нестандартные методы. Любые отклонения от запланированного хода деятельности для него болезненны, а опасность совершить ошибку способна ввергнуть его в панику. Поэтому «Отличник» строго следует избранному политическому курсу, хотя он может и не отражать реальности времени, стремится не поступаться принципами и на основе данных принципов объединяться с другими «Отличниками». Постоянно изменяющиеся условия способствуют потере социальных ориентиров, чувства времени у «Отличника». Он всегда рискует завести общество в тупик, обречь на застой и кризис даже вопреки своим искренним намерениям обеспечить процветание государства.

Депрессивный политический стиль олицетворяет «Соратник». Лидер этого типа не способен играть ведущую роль и поэтому пытается объединиться с теми, кто реально может «делать политику». «Соратник» часто идеализирует других политиков и политические движения, а сам плетется в хвосте событий. Он не имеет четкого политического курса, устойчивых подходов к решению возникающих проблем. Политическую реальность воспринимает настороженно и пессимистически, постоянно обнаруживая слабость и политическое безволие.

Шизоидальный политический стиль тесно связан с депрессивным. Его представляет лидер «Одиночка». Самоизоляция и самоустранение от участия в конкретных событиях у него имеют более отчетливый характер. «Одиночка» не желает присоединяться ни к какому конкретному движению и предпочитает позицию стороннего наблюдателя. Политическая ответственность в подобных случаях практически отсутствует. Естественно, стремление к лидерству не позволяет долго удерживаться на позициях стороннего наблюдателя, заставляя либо присоединяться к какому-либо движению, партии, либо создавать собственную партию. Шизоидальный стиль поведения исторически преходящ и неэффективен. «Одиночка» по мере участия в политической жизни и расширения властных полномочий, как правило, трансформирует свой стиль, дополняя его чертами параноидального и демонстративного стиля.

Необходимо заметить, что описанные выше идеальные (теоретически сконструированные) типы политических стилей в реальной политической практике встречаются крайне редко, если встречаются вообще; они скорее выступают как тенденции. Обычно политический стиль обусловлен ментальностью и культурой общества, включающих устойчивые представления о желаемой модели общества и роли лидера в ней, о предпочтительных способах решения возникающих проблем. Стили политики заметно различаются в силу самобытности национальных культур различных стран. Тип доминирующей культуры определяет и характер политических ориентации, свойственных лидерам. Наконец, многое в политическом стиле диктуется конкретными обстоятельствами и в судьбе самого лидера, его окружения, и в жизни страны, мира. Но даже учитывая все указанные моменты, нельзя забывать, что в разное время у человека, в том числе политического лидера, реакций на одни и те же события могут быть совершенно разными, вплоть до прямо противоположных.

Функции лидеров.Функции лидера представляют собой главные направления его деятельности. Количество функций зависит от ряда факторов: от преобладающего типа культуры общества, политического режима, зрелости гражданского общества, уровня жизни большинства населения и т. д. Так, наличие зрелого гражданского общества и демократической культуры у граждан обусловливает ограниченное число функций лидера, поскольку в таком обществе политические роли и функции распределяются между различными политическими институтами.

Наиболее полно в деятельности политического лидера выражена интегративная функция политики. Главное призвание лидера - согласование и объединение различных групп интересов на основе общей идеи, общих ценностей и идеалов. Если в обществе высока степень социальной напряженности, то следует полагать, что политический лидер слабо реализует интегративную функцию.

Достижение целостности и гармонии социальных интересов осуществляется лидером на практике через выработку политического курса, учитывающего тенденции мирового развития и потребности различных групп общества. В этом находит выражение ориентационная функция лидера.

Проведение политического курса опирается на специфический механизм, включающий в себя систему способов, методов решения поставленных задач. Следовательно, политический лидер не только провозглашает программу, идею, но и предлагает механизм ее осуществления посредством принятия политических решений и обеспечения их ресурсами. В этом проявляется инструменталистская функция лидера.

Выявив интересы, объединяющие большинство общества или большие группы людей, политический лидер может проводить преобразования в обществе, лишь создав развитые стимулы деятельности, заинтересовав эти группы. Мобилизация населения, означающая реализацию лидером его мобилизационной функции, может достигаться на основе возбуждения народного энтузиазма, симпатии к лидеру, его харизме, но может быть связано и с созданием экономических стимулов. Мобилизационная функциянаиболее актуализируется тогда, когда лидер стремится осуществить глубокие преобразования в обществе.

Кроме того, лидер призван выступать гарантом справедливости, законности и порядка, защиты граждан от произвола бюрократии, беззакония, нарушения прав и свобод граждан. В этом находит свое выражение функция социального арбитража и патронажа. Обычно данная функция в массовом сознании связывается с образом «доброго и справедливого царя», «народного президента» и т. д. Функция социального арбитража и патронажа в большей мере развита в странах, где высока степень зависимости личности от власти.

В тоталитарных и авторитарных государствах политический лидер может выполнять функцию легитимации политического порядка. Она присуща таким государствам по той причине, что обоснование правомерности политического режима не может осуществляться в них иначе, как средствами прямого обожествления личности лидера.



<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Общественные организации и их роль в политиче­ской жизни | Политические конфликты, их специфика и способы разрешения

Дата добавления: 2014-03-11; просмотров: 572; Нарушение авторских прав


lektsiopedia.org - Лекциопедия - 2013 год. | Страница сгенерирована за: 0.008 сек.